плюсы: 0, минусы: 0
 +1   -1 

Re: Либерти.

Апартеид без расизма

Вопрос «Почему у Либерии не получилось?» чрезвычайно интересен. В первой половине XIX века в Западной Африке появилось самостоятельное государство. Серьезных конкурентов у него тогда не было: французы только начинали осваивать Берег Слоновой Кости, англичане не так давно создали поселения во Фритауне и Гамбии, но на земли либерийских колонистов никто не претендовал, а внутренние области Западной Африки в ту пору представляли собой terra incognita. Казалось бы, нет никаких препятствий для расширения и развития государства. Но за XIX–XX века независимая Либерия не смогла опередить другие территории региона, находившиеся в колониальной зависимости, а в последние десятилетия прошлого столетия и вовсе скатилась в хаос и гражданскую войну, ужасающую своей жестокостью даже на достаточно безрадостном фоне современной Африки.

С расширением проблем, действительно, не было: в первые годы после обретения независимости экспедиции колонистов продвигались вглубь континента, составляя географическое описание ничейных территорий и объявляя земли либерийскими владениями. Местное население просто поставили перед фактом: теперь оно подчинялось правительству в Монровии.
Казалось бы, пришлецы, которые сами только-только сбросили оковы рабства, должны были стремиться наладить отношения с туземцами. На деле же, как мы уже видели, столкновения с местными племенами, недовольными количеством полученных за землю ружей и бус, начались уже в первые месяцы существования колонии.

Основателям Либерии и в голову не приходила мысль сделать гражданами нового государства коренные народы. Страна строилась исключительно для тех, кто прибыл из Западного полушария. А к местным выработалось точно такое же отношение, как и в британских или французских колониях: «неразумные туземцы», которых нужно цивилизовать.
Но «окультуривание» шло не слишком быстро. Большая часть племен в глубине страны находилась на тех же ступенях общественного развития, что и раньше, — только теперь платила подати Монровии. Восстания подавлялись вооруженной силой, власти старались стравить «дикарей» между собой. Прибрежные племена и конголезцы были включены в экономическую систему, возглавляемую «американо-либерийцами». Любопытно, что в начале XX века сюда стали приезжать негритянские активисты из США, где набирала силу новая волна борьбы за равноправие. Некоторые политики хотели посмотреть, как там дела в «черной республике», и, возможно, взять с нее пример.
С немалым удивлением они обнаруживали, что положение в Либерии больше всего напоминает ситуацию на американском Глубоком Юге — вот только в роли плантаторов выступают черные эмигранты из США.

Формально либерийские власти признали, что местное население имеет право на гражданство, лишь в 1904 году. Фактически же до второй половины XX века аборигены не участвовали в выборах и не занимали сколько-нибудь значимых государственных должностей.

Сформировавшаяся американо-либерийская элита на первых порах существования «свободной республики» играла заметную роль в африканской экономической жизни. Прежде всего, они богатела на транзитной торговле и на судостроении, в Монровии работали верфи, многие черные предприниматели из США перенесли сюда бизнес.

В кругах богатых либерийцев постепенно формировалась антиправительственная оппозиция. Среди прочего недовольство вызывал следующий факт: главу «черной республики» лишь с большой натяжкой можно было назвать «чернокожим» — президент Робертс был сыном белого и мулатки. В результате этой борьбы появились первые в Африке политические блоки — республиканцы и «истинные виги» (по аналогии с тогдашней американской партией вигов).

Американо-либерийцы отгородились от остальной страны. Общество торговцев и землевладельцев проживало в привилегированных кварталах Монровии и нескольких других городов. Важнейшие общественные институты (партия истинных вигов и пресвитерианская церковь) тоже контролировались исключительно ими. Фактически созданная здесь система очень напоминала апартеид в ЮАР, но без учета расовых различий. Коренные жители только в XX веке стали получать низшие должности в бюрократическом аппарате и армии.

Именно один из таких армейских офицеров и положил конец американо-либерийскому правлению. В 1980 году сержант Сэмюэль Доу, происходивший из племени кран, сверг и убил Уильяма Толберта, последнего президента от партии истинных вигов.

Сам Доу, присвоивший себе генеральское звание, погиб в сентябре 1990 года в ходе начинавшейся в Либерии гражданской войны.
Кадры убийства президента шокировали мир: Доу кастрировали, ему отрезали пальцы и заставили бывшего главу государства съесть собственное ухо.

На этом зверства не закончились, и жестокость стала нормой либерийской действительности. В последующие полтора десятка лет страна потеряла в гражданских войнах больше людей, чем любая другая африканская держава. Старая американо-либерийская политическая система была окончательно уничтожена.

Неизвестно, могла ли судьба первой черной республики сложиться более удачно.

By Опрятка Ягодкин, дня 2019.01.12, в 02:07


Избранное: add, del, view
  

Заголовок*:

     
Сообщение*:
   

Ваше имя*:

Приложить файл: jpg, gif, doc
Ваш E-mail:


Хочу получать ответы на e-mail


Пароль ( только для зарегистрированных ников):

C Правилами форума соглашаюсь
Яндекс.Метрика