ПЕЛЕВИН
ТЕКСТЫ
КУПИТЬ
СТАТЬИ
ИНТЕРВЬЮ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
ФОТОГРАФИИ
СООБЩЕСТВО
ОБЩЕНИЕ (ЧАТ)
ФОРУМ
СУШИ-БАР
ЛИКИ НИКОВ
ГАЛЕРЕЯ
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
О ПРОЕКТЕ
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
РЕКЛАМА НА САЙТЕ
КОНТАКТЫ
ПРОЕКТЫ
Скачать Аудиокниги
Виктор Олегыч (tm): ни слова о любви
текфйозй
Хостинг осуществляет компания Зенон Н.С.П.
Романы

Виктор Пелевин
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре

:-))


Monstradamus

Ариадна, ты уже проснулась?


Ariadna

А где остальные?


Monstradamus

Не знаю. Наверно, спят. Ну что? Видела что-нибудь?


Ariadna

Да.


Monstradamus

Расскажи.


Ariadna

Это было похоже на лекцию. Я сидела в аудитории какого-то учебного заведения — технического, судя по большому количеству приборов возле стен. Что это за приборы, я не могу сказать, некоторые были с экраном, как у телевизора, другие напоминали весы со множеством пружинок и противовесов. Аудитория выглядела как амфитеатр — она спускалась к доске, возле которой стоял тот же карлик, что говорил со мной у фонтана. Кроме нас, никого не было. Всю доску занимала сложная схема какого-то устройства.


Monstradamus

А ты помнишь, что было до этого? Как ты туда попала?


Ariadna

Нет. Карлик помахал мне рукой, как старой знакомой, и заявил, что им стало известно о нашем желании выяснить, что у их господина на уме. Этому, сказал он, и будет посвящена лекция. Все происходящее казалось само собой разумеющимся, и никаких вопросов у меня не возникало. Хотя вокруг было много странного. Например, схема была не нарисована на доске мелом, а вырезана на ней, как гравюра. Я поняла это, когда карлик, желая поправить что-то в чертеже, взял резак и стал сковыривать с доски длинные пластиковые стружки, оставляя на ней светлые линии.


Monstradamus

А что было на схеме?


Ariadna

Это был ум Астериска.


Monstradamus

Ум?


Ariadna

Да. Схема называлась «шлем ужаса» — это было написано над чертежом крупными буквами. Но карлик очень настойчиво повторил несколько раз, что это не головной убор и не устройство, а именно ум, хотя по всем признакам это был чертеж какой-то машины. Корпус этой машины походил своей формой на шлем. И такой же точно шлем стоял на демонстрационном столике — древняя бронзовая каска, под которой было загибающееся вовнутрь забрало в дырочках.


Monstradamus

Что значит «загибающееся вовнутрь»?


Ariadna

Его нижняя часть уходила внутрь шлема через прорезь посередине лица. Еще там были какие-то боковые пластины, все очень старое, зеленое от времени. Похоже на шлем римского гладиатора — как бы бронзовая шляпа с забралом. Только здесь были еще рога. Они выходили из верхней части шлема и загибались назад. Я уже видела это на площади у фонтана, когда Астериск прошел мимо, только его шлем был больше размером и посложнее, со множеством разных проводов и трубочек. Карлик сказал, что это упрощенная модель. То, что он рассказывал, звучало очень необычно.


Monstradamus

Можешь пересказать?


Ariadna

Я помню, что шлем ужаса состоял из нескольких главных деталей и множества вспомогательных. У деталей были странные названия: фронтальный сачок, решетка сейчас, лабиринт-сепаратор, рога изобилия, зеркало Тарковского и так далее. Самой большой деталью была решетка сейчас — фронтальный сачок. Она состояла из двух частей, временами сливающихся в одно целое. Ее внешняя часть, сачок, выглядела как забрало с дырочками, а внутренняя, решетка, делила шлем на верхний и нижний отделы, так что голову, даже самую маленькую, в него уже было не просунуть. Карлик сказал, что решетка сейчас отделяет прошлое от будущего, поэтому то, что мы называем «сейчас», существует именно в ней. Отсюда и название. Прошлое находится в верхней части шлема, а будущее — в нижней.


Monstradamus

Как-то нелогично. Может быть, наоборот?


Ariadna

Нет, это я помню точно. Дальше карлик стал объяснять, как работает шлем. Он сказал, что надо понять суть, а потом уже углубляться в подробности. Цикл работы шлема не имеет начала, поэтому объяснять его можно с любой фазы. Итак, сказал он, на твое лицо ложится нежный отблеск летнего дня. Вот так же и фронтальный сачок, нагреваясь под действием падающего на него потока впечатлений, передает тепло на решетку сейчас. Решетка возгоняет хранящееся в верхней части шлема прошлое, которое переходит в туманное состояние и под давлением обстоятельств поднимается в рога изобилия. Рога изобилия выходят изо лба, огибают шлем по сторонам и сплетаются в затылочную косу, которая спускается в основание шлема. Там, под решеткой сейчас, находится область будущего, куда выбрасываются пузыри надежды, возникающие в затылочной косе. Эти пузыри, поднимаясь, лопаются на решетке сейчас, создавая давление обстоятельств, приводящее к тому, что в лабиринте-сепараторе возникает поток впечатлений. А поток впечатлений, в свою очередь, расшибается о фронтальный сачок, нагревая решетку сейчас и возобновляя энергию цикла. Тепло, про которое он говорил, используя слово «нагревать» — это не такое тепло, как бывает от огня, а скорее такое, как бывает от любви. Он сказал, что просто пользуется аналогией с хорошо мне известным, чтобы я могла представить себе происходящее. Точно так же поток впечатлений никуда не течет, а пузыри надежды не совсем пузыри, и так далее.


Monstradamus

Не могу похвастаться, что все понял.


Ariadna

Я тоже сперва ничего не поняла, и карлик велел задавать вопросы. Я не знала, с чего начать, потому что все было одинаково непонятно. Последним, о чем он говорил, были пузыри надежды. Я спросила, почему они так называются. Карлик немного смутился и сказал, что это официальное название, парадное, так сказать. На самом деле это совсем не обязательно надежда, чаще это страхи и опасения, подозрения и ненависть, всякие пустяки — любая жвачка, которую тупо и привычно жует... Тут он прервал сам себя, воровато оглянулся и пробормотал, что так говорить не следует. Словом, продолжал он прежним лекторским тоном, с технической точки зрения правильно сказать, что это пузыри прошлого. А пузырями их называют потому, что в любой момент они стремятся заполнить собой весь объем шлема, не давая появиться там ничему другому и не оставляя ни места, ни возможности для узнавания происходящего. Ткнув указкой в ту часть схемы, где было изображено что-то вроде вертикального змеевика, в который переходили встретившиеся на затылке рога, карлик сказал, что пузыри надежды возникают в затылочной косе после обогащения прошлого в рогах изобилия. Но, поскольку прошлое обогащается исключительно другим прошлым, пузыри надежды не содержат ничего, кроме него, и это просто иное его состояние. Поэтому, вглядываясь в область будущего, Астериск не видит ничего, кроме прошлого. Нижняя часть шлема нужна главным образом для того, чтобы пузыри надежды охлаждались, приобретая весеннюю свежесть и упругий напор новизны. Лопнув на решетке сейчас, они создают давление обстоятельств, которое поднимает прошлое из верхней части шлема во входную камеру рогов изобилия, продавливая его через лабиринт-сепаратор, где возникает поток впечатлений.


Monstradamus

Что такое лабиринт-сепаратор?


Ariadna

Это такая пластина с извилистыми прорезями, которая находится в районе лба, перед входной камерой рогов изобилия. Лабиринт-сепаратор — важнейшая часть шлема ужаса. В нем из ничего вырабатывается все остальное, то есть возникает поток впечатлений. Там же происходит сепарация прошлого, настоящего и будущего. Прошлое движется вверх, будущее — вниз, а настоящее в виде потока впечатлений падает на фронтальный сачок снаружи, создавая страстное желание цикла произойти снова, так что получается своего рода вечный двигатель.


Monstradamus

Секундочку. Пузыри надежды — это просто другая форма прошлого?


Ariadna

Да, так я поняла.


Monstradamus

А после того как они лопаются, получается прошлое, настоящее и будущее?


Ariadna

Ну да.


Monstradamus

Выходит, что прошлое распадается на прошлое, настоящее и будущее?


Ariadna

На самом деле все это просто круговорот сейчас в разных состояниях ума, как вода бывает то льдом, то морем, то жаждой.


Monstradamus

А почему в лабиринте-сепараторе возникает поток впечатлений?


Ariadna

Под давлением обстоятельств.


Monstradamus

Так. Подожди. Лабиринт-сепаратор находится внутри шлема?


Ariadna

Да.


Monstradamus

Но ведь ты сказала, что поток впечатлений падает на шлем снаружи. Как так может быть, если он возникает внутри?


Ariadna

Я тоже спросила об этом. Карлик засмеялся и ответил, что противоречие здесь кажущееся. Дело в том, объяснил он, что «внутри» и «снаружи», про которые я говорю, не существуют сами по себе. Под давлением обстоятельств они вырабатываются в лабиринте-сепараторе, откуда поступают в рога изобилия, где обогащают прошлое до состояния пузырей надежды. Но поскольку нигде, кроме как в рогах изобилия, никакого «внутри» и «снаружи» нет, поток впечатлений, возникающий внутри, может без всяких проблем падать на шлем снаружи. То же относится и ко всему остальному. Но карлик предупредил, что это ни в коем случае не следует считать чем-то реальным; на самом деле это наваждение вроде электромагнитной индукции в трансформаторе.


Monstradamus

Угу. А что такое зеркало Тарковского?


Ariadna

Это маленькое запотевшее зеркальце, установленное между областью будущего и решеткой сейчас под углом в сорок градусов. Отразившись в нем, поступающие снизу пузыри надежды появляются как бы впереди по курсу, рождая чувство, что этот курс есть.


Monstradamus

Так. А почему лабиринт-сепаратор — самая важная часть конструкции?


Ariadna

Во-первых, там появляется поток впечатлений. Во-вторых, там возникают «я» и «ты», хорошее и плохое, правое и левое, черное и белое, пятое и десятое, и все такое прочее. Эта часть шлема ужаса самая важная, сказал карлик, и не меняется уже много тысячелетий. В этот момент солнечный луч осветил висящий возле доски плакат с изображением критской монеты, на которой был выбит чертеж лабиринта. Очень кстати, сказал карлик, это и есть лабиринт-сепаратор. Он выглядит очень характерно. В центре у него крест, куда попадают сразу после входа, а вокруг креста проходит множество параллельных дорожек, которые сначала как бы уводят в неизвестное, а затем возвращаются на круги своя. Это самое распространенное из изображений лабиринта, именно оно повторяется почти на всех античных монетах и рисунках. В развертке этот лабиринт представляет собой прямую линию, то есть, войдя в него, заблудиться или выйти уже невозможно. Поэтому можно рассматривать рога изобилия, решетку сейчас, лабиринт-сепаратор и прошлое с будущим в качестве разных участков одного и того же непрерывного маршрута, по которому на самом деле никто не идет.


Monstradamus

Почему рога изобилия так называются?


Ariadna

Потому что там очень много всего — нежные чувства, косые взгляды, высокие слова, последние мысли и все остальное. Настоящее хранилище или свалка. Но это бесконечное многообразие на самом деле состоит из одного прошлого. Насколько я поняла, рога изобилия работают как обогатители в химическом производстве. Продвигаясь по ним под давлением обстоятельств, прошлое перемешивается со всем остальным, обогащается и приобретает ценность, в результате чего в затылочной косе возникают пузыри надежды, которые пробулькивают через область будущего, отражаются в зеркале Тарковского и воспринимаются как неизведанная свежесть нового дня.


Monstradamus

Я давно чувствую, что в этом есть что-то неладное, но вот что именно, никак не возьму в толк. А теперь, кажется, понял. Кем воспринимаются?


Ariadna

Как кем? Астериском.


Monstradamus

Вот оно. А где он сам, этот Астериск? Ведь шлем, как я понимаю, так устроен, что туда не то что голову, кулак не просунешь. Об этом ты, наверно, не спросила?


Ariadna

Нет, не спросила. Карлик сам сказал. Астериск возникает там же, где все остальное. В лабиринте-сепараторе.


Monstradamus

А дальше?


Ariadna

Дальше он под давлением обстоятельств поступает в рога изобилия, смешивается со всем остальным, обогащается и в виде пузырей надежды возвращается на решетку сейчас.


Monstradamus

Ты не понимаешь. Я хочу узнать про субъект восприятия всей этой xxx. Про его самый конечный субъект. Ты что, не понимаешь? Где он?


Ariadna

Я действительно не понимаю, что такое самый конечный субъект восприятия. Но он, без всяких сомнений, в рогах изобилия, потому что больше просто негде.


Monstradamus

А откуда он тогда берется?


Ariadna

Из лабиринта-сепаратора. Как и все остальное.


Monstradamus

А ради чего все это тогда затевалось?


Ariadna

Не знаю.


Monstradamus

Хорошо. Давай по порядку. Откуда возникает восприятие?


Ariadna

Оно вырабатывается в лабиринте-сепараторе.


Monstradamus

Из чего?


Ariadna

Из прошлого. Оно ведь было в прошлом?


Monstradamus

Было.


Ariadna

Так с чего бы ему вдруг исчезнуть из настоящего или из будущего?


Monstradamus

Куда Щелкунчик делся? Один я все это не осмыслю.


Nutscracker

С интересом слежу за вашей беседой.


Monstradamus

У меня скоро шлем ужаса перегреется. Давай я поставлю вопрос по-другому. Если Астериск, восприятие и все остальные вещи вырабатываются в лабиринте-сепараторе, почему мы тогда говорим, что это Астериск их воспринимает?


Ariadna

Карлик сказал, что это просто его особенность как вырабатываемой вещи. Другими словами, представление о том, что это он все воспринимает, вырабатывается в лабиринте-сепараторе вместе со всем остальным.


Nutscracker

Из чего вырабатывается?


Ariadna

Из ничего. Надо было слушать.


Nutscracker

Хорошо. Тогда у меня тоже вопрос. Как я понял, Астериск появляется в лабиринте-сепараторе?


Ariadna

Правильно.


Nutscracker

А вместо головы у него шлем ужаса?


Ariadna

Да.


Nutscracker

Но тогда получается, что шлем ужаса появляется в лабиринте-сепараторе, который находится внутри этого же шлема?


Ariadna

Да, выходит так.


Nutscracker

Но ведь шлем больше одной из своих частей. Как он может находиться внутри своей собственной детали?


Ariadna

Карлик сказал, что «внутри» и «снаружи» есть только в рогах изобилия. То же относится к «больше» и «меньше». В этих рогах находится вообще все, о чем можно и нельзя говорить.


Nutscracker

Но тогда и шлем есть только в этих рогах изобилия?


Ariadna

Я думаю, да.


Nutscracker

То есть по-любому получается, что шлем ужаса возникает внутри одной из своих деталей. А существует внутри другой. Где же здравый смысл?


Ariadna

Как где? В рогах изобилия.


Nutscracker

Ариадна, ты это серьезно?


Ariadna

Ну да, наверно. А может и нет. Честно говоря, я устала. Если я встречу карлика, я его обязательно обо всем спрошу. Придумывайте вопросы.


Monstradamus

Подожди секундочку. Чем кончился сон?


Ariadna

После лекции я вышла в коридор. Там никого не было, только висело большое зеркало в полукруглой раме. Я подошла к нему, заглянула в него и проснулась.


Monstradamus

Что ты там увидела?


Ariadna

Себя.


Monstradamus

И ничего необычного?


Ariadna

На мне была соломенная шляпка с круглым верхом, на полях которой лежали два маленьких букета ландышей, закрепленных сзади. У шляпки была плотная кружевная вуаль в круглых дырочках, за которой совсем не было видно лица. Все это выглядело очень красиво, но отчего-то мне стало тревожно. Я никак не могла понять, в чем дело, а потом вдруг узнала в своем отражении эту бронзовую маску, испугалась, и сон сразу кончился. Все, я пошла.


Organizm(-:

Я с самого начала так и подумал, что этот хмырь ходит в виртуальном шлеме. Честное слово.


Nutscracker

Причем тут виртуальный шлем? Это не виртуальный шлем, а какая-то кастрюля-скороварка. Детские игры. Я-то знаю, как работает виртуальный шлем, когда этим занимаются взрослые люди. Ничего общего.


Organizm(-:

И как он работает?


Nutscracker

Я, может быть, не очень понимаю, куда там ток течет и во что превращается, но отлично знаю, что человек в таком шлеме видит и думает, потому что профессионально этим занимался. Изучал проблему выбора в интерактивной среде. Мы там только с этими шлемами и работали.


Organizm(-:

Никогда про такую проблему не слышал. Что это?


Nutscracker

Представь себе, что ты смотришь боевик и сам решаешь, кто кого застрелит. Если ты выберешь, чтобы главного героя убили в первой перестрелке, куда денется весь сюжет? Будь у тебя действительно свободный выбор, это могло бы привести к самым печальным результатам. А искусство должно радовать, а не печалить.


Monstradamus

Это точно. А если даже оно нас печалит, эта печаль должна нас радовать.


Nutscracker

Во-во. Поэтому на самом деле никакой интерактивности не бывает — она кажущаяся. Или, скажем так, она допускается в той узкой зоне, где любой выбор не изменит сути дела. Главная проблема как раз в том, чтобы избавиться от свободы выбора, жестко подвести к нужному решению, сохранив уверенность, что выбор свободный. По-научному это называется принудительным ориентированием.


UGLI 666

Что это такое?


Nutscracker

Долго рассказывать.


Organizm(-:

Вроде дел у нас особых нет.


Monstradamus

Правда, расскажи, Щелкунчик. Пускай мозги отдохнут.


Nutscracker

Я думаю, не надо объяснять, что видит Шлемиль?


Organizm(-:

Кто?


Nutscracker

На профессиональном жаргоне так называют человека в шлеме. Шлемиль — это тот, кто находится в искусственном измерении и перемещается по нему. Вернее, думает, что перемещается. Допустим, искусственное измерение представляет собой площадку, где стоят три одинаковые мраморные вазы. Чтобы сюжет развивался нужным образом, наша задача — подвести Шлемиля к средней вазе.


Organizm(-:

Три одинаковые мраморные вазы. Надо из-за этого было шлем надевать.


Nutscracker

Вместо ваз могут быть двери, поворот на распутье, в общем, любой выбор. Неважно. Поскольку все, что видно в шлеме, рассчитывается специальной программой, эту программу можно настроить так, что Шлемиль каждый раз будет делать именно тот выбор, который перед этим сделали мы.


Organizm(-:

Но ведь настроить можно программу, а не подопытного. У него своя программа.


Nutscracker

В том-то и дело. Когда шлем и Шлемиль сливаются в одно целое, редактировать можно не только воспринимаемое, но и воспринимающего. Поэтому мы говорим, что технологии редактирования бывают внешние и внутренние. Хотя четкой границы между ними нет.


Organizm(-:

А яснее?


Nutscracker

Внешние технологии воздействуют на то, что мы видим, а внутренние — на то, что думаем.


Organizm(-:

Можно пример?


Nutscracker

Самый простой внешний редактор — «Липкий Глаз». Это когда при поворотах головы одна из ваз как бы залипает в поле зрения и находится там дольше, чем должна.


Monstradamus

А как же две другие вазы? Они ведь рядом. По законам перспективы...


Nutscracker

Какая в шлеме будет перспектива, решаем мы с заказчиком. Другой метод называется «Гиря». Когда Шлемиль пытается уйти от нашей вазы, программа замедляет его движение. А когда он приближается к ней, она его ускоряет. Мы как бы подвешиваем к его ноге математическую гирю, которая то исчезает, то появляется. Поэтому в сторону выбранной вазы двигаться легче, чем в любую другую, и при хаотических перемещениях Шлемиль окажется перед ней довольно быстро.


Organizm(-:

Математическая гиря. Красиво.


Nutscracker

Следующая технология — «Павловская Сука», это промежуточный редактор, условно-рефлекторный.


Organizm(-:

Это по имени ученого, который заметил, что у него выделяется желудочный сок, когда звонит телефон?


UGLI 666

Он изучал на собаках условные рефлексы.


Nutscracker

Названия не я придумывал. Когда вы смотрите на вазы, которые мы хотим исключить из списка, у вас начинает рябить в глазах, возникает неприятный гул в ушах или даже бьет током. Поэтому лишний раз вы на них смотреть не станете.


UGLI 666

Но ведь это сразу станет заметно.


Nutscracker

А мы и хотим, чтобы это сразу заметили, сделали вывод и в будущем смотрели куда надо. Это дешевая технология для стран третьего мира. Но если позволяет бюджет, можно использовать, например, инфразвук. Тогда Шлемиль не заметит ничего, но начнет испытывать мрачный мистический ужас перед всеми вазами, кроме нужной. Реверсивный метод — стимуляция центра удовольствия при правильном выборе. Раньше вживляли электрод, а сейчас это достигается фармакологическими методами или подстройкой под дельта-ритмы мозга.


Organizm(-:

Ничего себе. Это что, если смотреть интерактивное кино, с нами такое проделают?


Nutscracker

Не думаю. Эти разработки делались не для кино. И даже не для виртуальной реальности. Там они только моделировались. Все это закрытые темы. Но, поскольку мы с вами теперь тоже закрытые, я думаю, ничего страшного, если я вам расскажу.


Organizm(-:

А что такое внутренние редакторы?


Nutscracker

Ну, например, «Солнечный Поцелуй». Та ваза, которую мы должны выбрать, получает положительную эмоциональную характеристику путем использования общепринятых эстетических кодов, то есть ей как бы задается позитивное внутреннее содержание.


UGLI 666

Внутреннее содержание — это внутри вазы или внутри зрителя?


Nutscracker

Сложный вопрос. Можно было бы сказать так — внутри шлема. Но это все слова. Я лучше объясню, как это делается. Скажем, на нашу вазу падает солнечный луч или до вас долетает трогающая сердце мелодия, когда она попадает в поле зрения. Реверсивная техника — «Туман и Мрак». Например, когда вы смотрите на ту вазу, которую мы не любим, солнце уходит за тучи, спускается серый туман, раздаются неприятные звуки.


Organizm(-:

Так-так. А еще?


Nutscracker

Еще есть техника под названием «Седьмая Печать». Ваза, которую следует выбрать, выделяется с помощью таинственных знаков, будящих воображение или интерес. Это может быть все что угодно — отпечаток руки на ее поверхности, указывающие на нее стрелки на земле, сидящий на ее краю белый голубь, таинственное граффити и прочее. Реверсивный метод — «Ле Пен Клуб». Это когда те вазы, которые мы хотим исключить, оказываются густо исписаны самым грязным матом, причем по возможности даже не краской, а xxx. Виртуальным, понятное дело.


Organizm(-:

И что, Шлемиль ничего не замечает?


Nutscracker

Любая из техник, примененная сама по себе, может быть легко обнаружена. Но если они применяются в комбинации и делается это тонко, так, что методы сменяют друг друга постоянно, а их интенсивность все время остается на границе восприятия, достигается практически стопроцентная точность манипулирования при его полной незаметности.


Organizm(-:

Понимаю. Это как на азиатском вокзале. Когда пассажир думает, что его собирается обмануть наперсточник, а кидалы на самом деле все те, кто играет, хоть они постоянно спорят между собой и даже дерутся.


Nutscracker

Точно. Только в нашем случае кидалы — это вообще все, кто есть на вокзале, включая атлантов над входной дверью.


Ariadna

Какой ты умный, Щелкунчик. Я тебя послушала и стихи сочинила. Посвящаются тебе, Ромео и Изольде. Прочесть?


Nutscracker

Валяй.


Ariadna

Пусть Липким Взглядом Павловская Сука В окно глазеет сквозь Туман и Мрак. Мой Минотавр! Войди ко мне без стука. И взглядом позови, бесстыдно-наг.


Nutscracker

Сильно, как всегда. Часть твоего пожелания он уже выполнил. Снял шлем, под которым нет головы. По-моему, обнажиться бесстыднее просто невозможно.


UGLI 666

Щелкунчик, я из твоего рассказа одного не пойму. Как можно незаметно подменить то, что у человека перед глазами? Получается, что он смотрит в одно место, а видит другое и ничего не замечает?


Nutscracker

Этого я сперва тоже не мог понять. Но для Шлемиля это «подменить» не имеет никакого смысла. В жизни то, что вы видите, зависит от того, куда вы смотрите. А когда на вас шлем, все наоборот — то, куда вы смотрите, зависит от того, что вы видите. Ясно?


UGLI 666

Не до конца.


Nutscracker

В жизни вы будете видеть то, что у вас перед глазами, как бы вы ни вертели жопой. А здесь вы будете видеть то, что у вас перед глазами, как бы вы ни вертели головой. Это, как говорили у нас в xxx, две большие разницы, хоть звучит похоже. Никакой независимой системы координат у вас нет, и все, что вы видите, определяем мы. Поэтому и заподозрить ничего нельзя. И жизнь для вас уже не то, что есть на самом деле, а то, что вам показывают. Вам кажется, что вы естественным образом осматриваетесь по сторонам, а на самом деле вы почти все время натыкаетесь глазами на нашего кандидата, то есть, извините, нашу вазу, и у вас при этом отчего-то легко и радостно на душе. Но вопроса, почему это так, у вас не возникает, точно так же как нет вопроса, почему сегодня солнечный день.


Organizm(-:

Хорошая оговорочка.


Nutscracker

А если клиент повернется слишком резко — так, что «Липкий Глаз» и «Солнечный Поцелуй» перестанут работать, — немедленно включатся «Туман и Мрак» с «Гирей».


Organizm(-:

Да, Щелкунчик, понятно теперь, чем ты занимаешься. Скажи, а у тебя как у профессионала есть чувство, что нас здесь обрабатывают каким-нибудь похожим методом?


Nutscracker

Надо подумать.


UGLI 666

Я давно заметила, что конспирология у атеистов вместо религии. Им все время кажется, что ими кто-то манипулирует, кто-то их гипнотизирует, зомбирует, подслушивает, поднюхивает. А этот кто-то — просто дьявол, и все. Дело в том, что от атеизма до шизофрении один шаг, и в большинстве случаев он уже сделан. Вот ты, Организм. Тебе кажется, что тобою кто-то манипулирует?


Organizm(-:

Если честно, да.


UGLI 666

В чем же манипуляция?


Organizm(-:

Ну, например, в том, что меня здесь заперли. Или в том, что второй день кормят оладьями.


UGLI 666

А, в этом смысле. Ну так это не манипуляция, это кара божья.


Organizm(-:

Я сейчас объясню тебе, Угли, как нами здесь манипулируют. Допустим, эта каска на голове у Астериска — все-таки виртуальный шлем.


UGLI 666

И что дальше?


Organizm(-:

Может быть, все то, что мы сейчас видим, — нечто вроде той площадки, про которую говорил Щелкунчик.


Nutscracker

Чтобы нами можно было манипулировать таким образом, надо, чтобы шлемы были на нас.


Organizm(-:

Может, они на нас и надеты.


Nutscracker

Потрогай лицо руками. Ты что, чувствуешь шлем?


Organizm(-:

Нет, но...


Monstradamus

Я знаю, что он сейчас спросит. Он спросит, можно ли с помощью шлема симулировать то, что чувствуют руки.


Organizm(-:

Ну да. По-моему, естественный вопрос.


Nutscracker

Если все симулируется этим шлемом, то это уже не шлем и не симуляция. Это жизнь.


Organizm(-:

Щелкунчик, ты не объяснил одной вещи. Кто включает все эти «липкие глаза» и «солнечные поцелуи»? Ведь надо, чтобы кто-то этим управлял?


Nutscracker

Разумеется. Есть оператор за специальным монитором. Шлемиль виден ему как точка на радаре. А вазы будут, скажем, красными ромбиками. На этом же экране есть меню манипуляций. Дальше все как в Windows — click and drag.


Monstradamus

Click and drag. Хорошая реклама для двойного топора.


Organizm(-:

А можно сделать наоборот?


Nutscracker

Это как?


Organizm(-:

Надеть виртуальный шлем на оператора, который управляет манипуляциями. Чтобы оператор каким-то образом заставлял остальных видеть то, что видит сам.


Nutscracker

А как он их заставит?


Organizm(-:

Гипнозом.


UGLI 666

Вот оно. Я давно этого слова жду.


Nutscracker

Я про гипноз мало знаю. Но если это такой могучий гипнотизер, который может заставить других видеть то, что видит сам, зачем ему вообще какой-то шлем?


Organizm(-:

Чтобы знать, что должны увидеть другие.


Monstradamus

Можно пойти еще дальше. Не просто увидеть, а по-настоящему там оказаться. Астериск носит шлем, в котором он видит лабиринт. А мы все — внутри этого лабиринта. И он нами манипулирует.


Nutscracker

То есть мы все находимся в голове Минотавра?


Monstradamus

Скажем так, мы в пространстве, которое он видит.


Nutscracker

А где тогда находится Минотавр?


Monstradamus

Надо полагать, в пространстве, которое Ариадна видит во сне.


Organizm(-:

Приехали. Помнится, Щелкунчик, ты в самом начале спрашивал «Где оно, это “здесь”»? Я еще твоего вопроса сперва не понял. В шлеме ужаса, вот где.


Nutscracker

Получается нестыковка. С одной стороны, Минотавр всеми нами манипулирует, а с другой — у него нет головы. Хотя, не касаясь конкретно этого случая, могу засвидетельствовать как профессионал — от этого в реальной жизни все проблемы.


Organizm(-:

Действительно. У этого Астериска в шлеме какой-то кипятильник с солнечной батареей и больше ничего. Чем же он решает, где будет «Солнечный Поцелуй», а где «Седьмая Печать»?


Monstradamus

Автоматически. Это может зависеть от того, в каком секторе шлема ужаса лопнул пузырь надежды.


Organizm(-:

Но ведь солнечный луч или белого голубя вижу я, а не этот Астериск. Что-то я совсем перестал понимать. На ком шлем ужаса? На мне или на Минотавре?


Nutscracker

На Шлемиле.


Monstradamus

Мы слишком долго говорим про этот шлем. Такое чувство, что мы его примеряем и примеряем. Скоро он к голове прирастет. Давайте сменим тему.


Organizm(-:

Давайте, отличная идея. Мне как раз одна мысль в голову пришла. Кто-нибудь задумывался, почему у Звездных Войн такое странное продолжение — снимают не то, что было после третьей серии, а то, что было перед первой?


Monstradamus

Почему?


Organizm(-:

В конце третьей серии гибнет Дарт Вейдер, и на этом все Звездные Войны кончаются. Их больше не может быть, потому что он — Минотавр тамошнего мира, а эта черная каска на его голове — шлем ужаса. Он их всех думает: Люка Скайвокера, роботов, Чубакку и все остальное. Поэтому после его гибели продолжения быть не может.


Monstradamus

Но ведь Дарт Вейдер снимает шлем перед смертью. У него под ним обычная голова, только в шрамах.


Organizm(-:

Ну это же все-таки фантастика.


Nutscracker

Да, Организм. Глубоко. Другой Минотавр — Железная Маска. Когда его отдали на растление маркизу де Саду, началась революция, потому что от боли в xxx он перестал думать королевскую Францию.


Romeo-y-Cohiba

Изольда, ты здесь?


IsoldA

Здесь.


Romeo-y-Cohiba

Я вернулся. Что тут происходит?


IsoldA

Ничего интересного. Щелкунчик рассказывал народу о политике. А я совсем недавно из Версаля.


Monstradamus

Щелкунчик, это к вопросу о королевской Франции. Маркиз оказался не так уж страшен.


Romeo-y-Cohiba

У меня все очень однообразно. Кусты, поворот, кусты, разветвление, поворот — и так без конца. Ширина прохода около шести футов.


IsoldA

Это сколько метров?


Romeo-y-Cohiba

Два. Чувствуешь себя крысой в лабиринте. В какой-то момент я решил, что с меня хватит, и попытался пролезть сквозь изгородь. Сейчас. В кустах оказалась решетка из колючей проволоки — словно каркас в бетонной стене. А я еще думал — как они добились, что кусты такие ровные?


IsoldA

Этот лабиринт должен выводить в мой парк. Просто ты недостаточно далеко прошел. У нас одинаковая почва под ногами. Бежевый грунт.


Romeo-y-Cohiba

Я все время сворачивал направо. Смешно. Рецидив детства. Какая-то книга про приключения, читанная бог весть когда. Там было написано, что любой лабиринт можно пройти, все время поворачивая направо. Вот я и решил попробовать. Похоже, это было правильно — кое-что интересное я нашел. Я видел один из твоих фонтанов. Правда, издалека.


IsoldA

Ну-ка, расскажи.


Romeo-y-Cohiba

В одном месте в лабиринте есть скамейка. Самая обычная, как в парках. Я залез на нее, встал на спинку, и мои глаза оказались вровень с верхним краем кустов. Стала видна бьющая вверх струя воды, а с другой стороны, далеко-далеко — какая-то темная, словно покрытая копотью крыша. Крышу разглядеть было трудно из-за расстояния, а струя была очень странная — вверх била одна, тонкая, а вниз падало несколько. Возможно, оптический эффект.


IsoldA

Нет, все правильно. Я этот фонтан знаю. Он тоже с бронзовыми фигурами. Там змея и такой... Я забыла, как называется, похожий на свинью с длинными иголками.


Romeo-y-Cohiba

Дикобраз.


IsoldA

Да, именно. Дикобраз сидит на бронзовом пеньке, с которого во все стороны течет вода, словно зверька сильно напугали. А змея, завиваясь кольцами, подползает к пеньку и пускает вверх высоченную струю, которая разделяется на три ответвления и падает дождем на дикобраза и все вокруг. Удивительно красивый фонтан. Когда я его первый раз увидела, в брызгах воды рядом с ним висела маленькая радуга, и с тех пор я его больше всего полюбила. На самом деле там три струи, но с разным напором. Наконечники, из которых они бьют, расположены в пасти у змеи вплотную друг к другу. Поэтому кажется, что вверх бьет одна, а вниз падают три. Я еще вспомнила татуировку на твоей кисти, где нефть и яхт-клуб. Струя, которую ты видел над кустами, разделяется натрое?


Romeo-y-Cohiba

Кажется, да.


IsoldA

Ты не до конца уверен?


Romeo-y-Cohiba

Я вижу струю воды и крышу дома, когда залезаю на скамейку и встаю на ее спинку. Так можно стоять очень недолго, теряешь равновесие, и приходится прыгать вниз. Поэтому детали разобрать сложно. Но если это тот же самый фонтан, ты должна видеть мой лабиринт, когда стоишь с ним рядом.


IsoldA

Возле того фонтана, где змея и дикобраз, есть стена высоких кустов, за которой непонятно что. Она очень длинная — я немного прошлась вдоль нее, там кусты отгораживают большой кусок парка. Я думаю, это и есть твой загон.


Romeo-y-Cohiba

Если ты гуляла вдоль этой стены, в какой-то момент нас могло разделять всего десять футов. Я тоже был у нее, только со своей стороны. Я практически уверен, что это была внешняя стена. Во-первых, в кустах не один ряд колючки, а целых два. Во-вторых, в одном месте ясно слышится плеск падающей воды. Кстати говоря, рядом с тем местом, где шумит вода, из кустов выступает длинная стена. По виду задняя часть какой-то постройки. Она расписана розово-золотыми амурами, которые трубят в раковины. У тебя есть что-нибудь подобное?


IsoldA

Справа от фонтана стоит одноэтажное здание. Похоже на павильон, в котором хранят садовые инструменты, только очень большой. Его задняя часть уходит в стену кустов. Но амуров на нем я не видела.


Romeo-y-Cohiba

Ты можешь войти внутрь?


IsoldA

Дверь заперта. А в твоей стене есть дверь?


Romeo-y-Cohiba

Есть.


IsoldA

Открывается?


Romeo-y-Cohiba

Я не пробовал, если честно. Я постоял возле нее, и мне вдруг стало жутко, даже в висках заныло. Я вообще-то не пугливый, а тут — на тебе. Безо всякой причины. Я подумал — кто его знает, что там внутри? Вдруг этот Минотавр.



всего просмотров: 45815

Перейти вверх этой страницы