ПЕЛЕВИН
ТЕКСТЫ
КУПИТЬ
СТАТЬИ
ИНТЕРВЬЮ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
ФОТОГРАФИИ
СООБЩЕСТВО
ОБЩЕНИЕ (ЧАТ)
ФОРУМ
СУШИ-БАР
ЛИКИ НИКОВ
ГАЛЕРЕЯ
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
О ПРОЕКТЕ
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
РЕКЛАМА НА САЙТЕ
КОНТАКТЫ
ПРОЕКТЫ
Скачать Аудиокниги
Виктор Олегыч (tm): ни слова о любви
текфйозй
Хостинг осуществляет компания Зенон Н.С.П.
Статьи
» Посмотреть результаты

Руслан Сахарчук
Минотавр - это ты!

(рецензия на книгу Виктора Пелевина "Шлем ужаса")


Смотрел картинки в старом попсово-глянцевом журнальчике и наткнулся на короткую (несколько абзацев) рецензию. Осуждался там «Шлем ужаса».

Сперва рецензент попенял В. О. Пелевину на размер текста.

Затем писатель был уличен в ощущениях дискомфорта, которые рецензент испытывал при чтении и продолжает испытывать после.

Мораль сего поучительного происшествия: делая текст умным, но лаконичным, любой автор рискует получить упрек в худобе томика. (Читателю, со скрипом потянувшему двести страниц крупным болтом, стыдно на подсознательном уровне: мол, ладно, если бы «Братьев Карамазовых» не осилил или не понял — когда многа букофф, много мыслей и жидкости…) А если автор не любой, а Пелевин, которого почему-то можно без прочтения обвинить в софистике, то недостаток водички и наличие воздуха между репликами становится единственным (пусть сомнительным) замечанием в тему.

Вот было у нас две проблемы, — дураки и плохой connect — а потом они стали ветвиться (скверность коннекта будем считать равной нулю, как в аналогичных случаях отбрасываем трение о воздух — тут, кстати, оно неощутимо). Ветвились, пока не получился лабиринт. Сепаратор (аппарат для отделения жидких или твердых частиц от газа, твердых — от жидкости; также для разделения смесей на составные части). Причем отделяются там не дураки от умных, т.к. умных и дураков на самом деле нет, есть только надетый на нас шлем ужаса (выдуманная нами же игрушка); в нем дураки и умные синтезируются из пузырей прошлого — в свою очередь в прошлом их тоже не было, есть только надежда, что будут в получаемом из него подкрашенном будущем.

Примерно по поводу вышесказанного чувствовал себя неуютно незадачливый критик. А я — задачливый.

В книге около семи действующих лиц. Когда дочитаем до второй корки, поймем, что их нет вовсе, но это уже выводы. Имеется шестерка активно участвующих в чате, один пассивный. Плюс Астериск/Минотавр с его двумя карликами, один из которых говорящий. Плюс возможный Тесей.

Семеро сидят в комнатах с мониторами в режиме выборочного on-line (только данный таинственно-модерируемый чат). За дверьми комнат — лабиринты разной степени абстрактности. Лабиринтом могут быть тропинки между кустов, мозаики на полу готического собора, телестудия, построенный из фанеры виснущий скрин-сэйвер виндоуз, сон, холодильник с алкоголем, а также малый джентельменский набор: пистолет с одним патроном + бумага для предсмертной записки.

По ходу исследования окружающего мира мы познаем на собственной примерке устройство шлема ужаса, в составной детали которого находимся, когда он находится на нас. Оговорки здесь нет.

Сюжет последователен и неумолим — с каждой репликой все больше внушает нам то, что должно быть внушено Тесею (ага!), и в итоге даже ники чатеров кроме личностных характеристик оказываются чем-то вроде частей тела…

Словом, даже знай вы концовку, — она бьет глубоко под дых — впечатление от прочитанного все равно будет большим и чистым как слон. А старые поклонники Виктора Олеговича испытают вдобавок некое злорадство по поводу именно такого устройства мира (/шлема ужаса/ и мира в шлеме ужаса), точнее — именно такого отсутствия устройства мира.

Перейти вверх этой страницы