ПЕЛЕВИН
ТЕКСТЫ
КУПИТЬ
СТАТЬИ
ИНТЕРВЬЮ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
ФОТОГРАФИИ
СООБЩЕСТВО
ОБЩЕНИЕ (ЧАТ)
ФОРУМ
СУШИ-БАР
ЛИКИ НИКОВ
ГАЛЕРЕЯ
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
О ПРОЕКТЕ
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
РЕКЛАМА НА САЙТЕ
КОНТАКТЫ
ПРОЕКТЫ
Скачать Аудиокниги
Виктор Олегыч (tm): ни слова о любви
текфйозй
Хостинг осуществляет компания Зенон Н.С.П.
Статьи
» Посмотреть результаты

Решетняк Мария
Мифологическая основа романа В. Пелевина «Шлем Ужаса»

Роман Виктора Пелевина "Шлем Ужаса" - часть интернационального проекта "Мифы" британского издательства Canongate, заказавшего нескольким современным писателям - Пелевину, Умберто Эко, Маргарет Этвуд - сочинить романные версии известных мифов. Этот роман уже переведен на английский язык. В русской версии "Шлем ужаса" был издан сначала в аудиоварианте, а позже в виде книги. Текст практически один и тот же, за небольшими исключениями: один герой удачно переименован (из Сартрика он стал Сливом) и изъяты некоторые его реплики в ключевом диалоге.

Так говорит об этом проекте сам В. Пелевин: "Это очень интересный проект издательства: всем участникам было задание: написать версию какого-нибудь мифа по своему выбору, в любой форме. Я попросил дочку своих знакомых итальянцев выбрать для меня миф, она долго думала, а потом прислала мне мэйл с одним единственным словом Minotaurus:".

"Шлем Ужаса" - это современное переложение мифа о Тесее и Минотавре, созданное в форме гипертекста, возникшего в пространстве Интернет-чата. Восемь существ, сами не знающие, где они, но повстречавшиеся на одной "нити" чата, из подсказок - собственных имен, снов деталей - догадываются, что кто-то поместил их в виртуальный лабиринт, где разыгрывается миф.

Первые попытки переосмысления мифологического материала были предприняты еще в античности, но до настоящего времени так и не оформилось единого общепринятого мнения о мифе. Так, например Афанасьев называет миф древнейшей поэзией, а Р. Барт понимает миф как коммуникативную систему, [1].

Стоит заметить еще и то, что мифы являются источником сюжетов и образов во все времена развития искусства и что мифом может стать созданная автором новая реальность, которая моделируется в соответствии с законами древнего сознания. Эта реальность не ограничена мифическими персонажами, это может быть и сюжет, и сама структура мифа - нечто реальное, интерпретирующееся особым образом. Итак, по выражению Р. Барта, "мифом может быть все".

Миф, используемый писателем в произведении, приобретает новые черты и значения. Авторское мышление накладывается на мышление мифопоэтическое, рождая, по сути, новый миф, несколько отличный от своего прототипа.

И если в начале века модернисты переосмысливали миф, то постмодернисты играют мифическими сюжетами и образами. В этом можно увидеть явление интертекстуальности, свойственное для литературы ХХ века.

Рассмотрим мифологические мотивы в романе В. Пелевина "Шлем ужаса".

Роман имеет несколько мифов-первоисточников, например, само название романа - "Шлем Ужаса" - взято автором из скандинавской мифологии. Шлем Ужаса (aegish-jarm) принадлежал клану Одина, главное его свойство заключалось в том, что носящий его наводил ужас на все живое. В "Саге о Вельсунгах" говорится, что шлем является частью сокровищ Нибелунгов. Герой Сигурд возвратил это сокровище богам, убив чудовищного змея Фафнира [2].

Однако нордическая тема в романе существенно подавлена темой греческой. Говоря о мифологических персонажах в романе, стоит заметить, что одна из главных героинь носит имя Ариадна. "Ариадна в греческой мифологии - дочь критского царя Миноса и Пасифаи, внучка солнца Гелиоса" [3]. Именно она спасла Тесея из лабиринта. Влюбившись в него, Ариадна дала ему клубок нитей, разматывая который Тесей нашел выход из лабиринта.

У Пелевина Ариадна - героиня, поддерживающая всю смысловую организацию романа. Ее сны, рассказанные остальным, дают понять многое, например, устройство и принцип действия Шлема Ужаса. Можно сказать, что ее повествование в романе - это "нить Ариадны", которая может спасти, а может и запутать.

Другие мифические персонажи у Пелевина представлены не так ярко. Тесей, которого все так ждут, появляется лишь один раз, и только для того, чтобы из начальных букв имен героев "создать Минотавра" [4]. А однажды даже из Тесея трансформируется в Зевса [5].

Связь Зевса и Минотавра не случайна. По мифу, Рея родила Зевса в лабиринте пещер Дикта на Крите. Фетишистские символы почитания Зевса Критского в виде двустороннего топора сохранились именно там. Изображение такого топора часто встречается на ритуальных вещах между рогами быка, который на Крите является зооморфным воплощением Зевса (вспомним, что именно в образе быка Зевс похищал Европу). И Минотавр есть одна из ипостасей Зевса Критского.

В романе о Минотавре говорят все, его видит Ариадна в своих снах и другие герои наяву. Здесь употребляется и другое имя Минотавра - Астерий, то есть "звездный". Согласно мифу, Минотавр - чудовище-человекобык, жившее на Крите. Он был рожден Пасифаей, женой Миноса, от быка, посланного Посейдоном на Крит (по другим источникам, - от самого Посейдона).

Даже герои, не имеющие, на первый взгляд, ничего мифического, у Пелевина тем или иным образом связаны с мифологией. Например, героиня по имени UGLI666. Ugly в переводе с английского - ужасный, безобразный. В скандинавских сказаниях существует слово Игг - ужасный. Также есть миф об Иггдрасиле - "ужасном дереве". Это дерево имеет три корня, которые опускаются до Хеля, таинственного подземного мира, и расходятся оттуда к Ётунхейму, царству великанов, и Мидгарду - земле, обители людей. Его крона постирается над всем миром, а ветви достигают Неба, на них живут боги и павшие герои. Это и объясняется тот факт, что именно этой героине привиделся лабиринт в форме дерева [6].

Трансформация имен героев есть ни что иное, как языковая игра. Это явление свойственно для литературы постмодернизма. В этом можно увидеть принцип карнавализации, отмеченный И. Хассаном как один из признаков постмодернизма.

В произведении Пелевина нередко используются и символы. Мы выделим символы, наиболее часто встречающиеся в романе и имеющие отношения к мифологии.

Конечно, главным символом, проходящим через все произведение, является лабиринт. Здесь лабиринт свой у каждого героя: у кого-то - нескончаемая аллея в парке (Изольда, Ромео), у кого-то подвал с картонными перегородками (Организм), у кого-то просто пустая комната со столом, на котором лежит пистолет с одним патроном (Монстродамус). Сами рассуждения и поиск героями выхода из того места, куда они попали - то же лабиринт. И, наконец, сам текст, с его языковыми играми - лабиринт для читателя.

Слово "лабиринт" имеет одну основу со словом "лабрис" - двойной топор. Его изображение "преследует" героев (например, на дверях в их комнатах). В целом, лабиринт как символ Пути выражает идею движения человека к истине, это то, что вынуждает человека двигаться, выводит из состояния инертности. Прохождение через лабиринт - это обновление, преображение, новое рождение[7] (что, в принципе и происходит в конце романа).

Шлем. В произведении описывается сложное устройство шлема ужаса. Разговоры и мысли героев касаются его непосредственно. Несколько раз он являлся им в виде маски. Шлем означает защиту и сохранение. Атрибут воина или героя. В геральдическом символизме шлем означает скрытую мысль.

В романе шлем трансформируется и в маску ("...на голове у него (Астериска) был шлем, похожий на маску гладиатора, - каска с широкими полями и пластина в дырочках на месте лица. На этом шлеме было два рога..."[8]), и в вуаль ("... у шляпки была вуаль в круглых дырочках, за которой совсем не было видно лица. Все это было красиво, но отчего-то мне стало тревожно.... А потом я узнала в своем отражении эту бронзовую маску..."[9]). Маска означает защиту, сокрытие, трансформацию, небытие. Маска может иметь два значения: унифицирующее или, наоборот, идентифицирующее. Персонаж может быть либо замаскирован, скрыт в массе других, либо носить маску, отличающую его от всех, идентифицирующую его [10].

Вуаль же - символ темноты, как состояния, предшествующего просветлению. Также олицетворяет тьму, уступающую путь свету, тайну, иллюзию материального мира.

Критики (Л. Данилкин, Л. Новикова) отметили, что трансформация шлема является, чуть ли не ведущим символом в романе. "Минотавр изображен метонимически: рога превращаются в шлем, а шлем ассоциируется с головным убором Дарта Вейдера из "Звездных войн", с каской вратаря, с вуалью. И, в конце концов, с отсутствием головы" [11].

Л. Данилкин отмечает и символичное использование в романе предметов с загибами: "...выпукло-вогнутые ромбы, шляпы с загнутыми полями, знак доллара, якорь, рога быка, струи фонтана и так далее. Вот и крест в основе лабиринта окружен искривленными линиями, которые сначала расходятся и уводят в бесконечность, а затем загибаются и возвращаются, так сказать, на кресты своя. Именно по этой схеме герои рассказывают о своих персональных лабиринтах - по сути, они все время ходят по кругу; типично пелевинская диалектика - бесконечное разветвление оборачивается не бесконечным разнообразием, но тотальным однообразием"[12].

Также нужно отметить, что роман "построен на серии повторений. В глаза бросаются разного рода удвоения - двое карликов, топор с двумя лезвиями, два рога, двое каноников, двойная клюшка, два полушария мозга. Каждое удвоение, то есть простейшее разветвление, автоматически провоцирует путешествующего по лабиринту на выбор - так что неудивительно, что чаще всего существа обсуждают проблему выбора, выборов и вообще свободы воли" . В "Словаре символов" двойственность означает объединение противоположностей в мире явлений, мужского и женского, Солнца и Луны, света и тьмы, инь и ян и т.п. [14].

Рассмотреть все символы в романе довольно трудоемко, "Стоит дотронуться до любого слова или символа - и он начнет разворачиваться, лучиться, пожирая пространство" [15].

Итак, на основе вышесказанного можно отметить, что роман В. Пелевина "Шлем Ужаса" имеет мифологическую основу. Пратекстом романа является миф о путешествие Тесея на Крит, но миф обыгран здесь не в чистом виде. Учитывая постмодернистскую направленность текста, миф представлен у Пелевина в игровом качестве и имеет интертекстуальное значение.


  1. подробнее об этом в книге Мелетинского "Поэтика мифа"// Мелетинский Е.М. Поэтика мифа. - М., 1976
  2. Петрухин В.Я. Мифы Древней Скандинавии. - М., 2005
  3. Мифология. Энциклопедия. - М.,2003
  4. Monstrodamus
    IsoldA
    Nutscrscker
    Organizm)
    Teseus
    Ariadna
    UGLI 666
    Romeo-y-Cohiba
  5. Teseus - TheZeus
  6. Словарь символов // http://www.dic.academic.ru/library.nst/simvol/
  7. Словарь символов // http://www.dic.academic.ru/library.nst/simvol/
  8. Пелевин В. Шлем ужаса. Креатифф о Тесее и Минотавре. - М., Открытый мир, 2005. - с.26
  9. т.ж., с.82
  10. Словарь символов // http://www.dic.academic.ru/library.nst/simvol/
  11. Лиза Ъ-Новикова Миф превратился в "креатифф" // http://www.kommersant.ua/doc
  12. Данилкин Л. Шлем Ужаса // http://www.afisha.ru
  13. Данилкин Л. Шлем Ужаса // http://www.afisha.ru
  14. Словарь символов // http://www.dic.academic.ru/library.nst/simvol/
  15. Данилкин Л., т.ж.

Перейти вверх этой страницы