ПЕЛЕВИН
ТЕКСТЫ
КУПИТЬ
СТАТЬИ
ИНТЕРВЬЮ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
ФОТОГРАФИИ
СООБЩЕСТВО
ОБЩЕНИЕ (ЧАТ)
ФОРУМ
СУШИ-БАР
ЛИКИ НИКОВ
ГАЛЕРЕЯ
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
О ПРОЕКТЕ
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
РЕКЛАМА НА САЙТЕ
КОНТАКТЫ
ПРОЕКТЫ
Скачать Аудиокниги
Виктор Олегыч (tm): ни слова о любви
текфйозй
Хостинг осуществляет компания Зенон Н.С.П.
Статьи
» Посмотреть результаты

Василий Пупкин
Пелевин и кино

«Сигарета в руках, чай на столе - эта схема проста,

И больше нет ничего, все находится в нас»

 

Пелевин в моде даже сейчас. Но нравиться его книги могут по разным причинам. Кому-то нравятся диалоги, новые слова, сарказм. Кому-то сюжет или характер героев. Кому-то философия. Но за красивой оберткой Пелевин всегда прячет нечто большее, чем просто качественный текст. Мало кто копает глубоко и продолжает любить Пелевина именно не за обертку. Чтобы действительно понимать Пелевина – нужно знать ключи, которые он разбросал, в том числе по мелким рассказам, где тема практически полностью раскрывается, а дальше эти ключи монтируется другие тексты.

Если вы все-таки намерены дойти до всего сами, то лучше не читайте всего что ниже. Так же в связи с тем, что Пелевин использовал много ненормативной лексики, чтобы лучше понять смысл, все эти слова вынуждено используются и здесь.

Смерть, труп и навоз. У Пелевина много теорий, но самая центральная из них - про смерть. Практически везде, где она встречается – идет речь о смерти метафорической. Наиболее подробно теория описана в «Бубне нижнего мира», «Мардонгах», а так же жирной линией встречается почти во всех книжках. Состоит она в том, что мы с детства выращиваем в себе труп. Этот труп есть личность, навозный шар («Жизнь насекомых») и в один прекрасный момент этот труп начинает осознавать угрозу своей безопасности и пытается убить того, кто был изначально. А изначально никого и не было, была пустота (из Буддизма), т.е. труп-личность медленно заменяет вас настоящих. Если вы, настоящие, это замечаете, то это будет выглядеть как борьба, бой со смертью одного из вас, или переносом боя на потом. Часто метафора смерти, борьбы и последующей жертвы выглядит, как будто зверь перебегает вам дорогу, получается перекресток, крест, на котором происходит борьба и смерть. Т.е. вы приносите себя в жертву, но решать вам, кто на этом кресте-перекрестке умрет, вы-личность, или вы-сущность (или не вы). Т.е. кем себя перестанете считать – тот и умрет, вернее чтобы перестать себя считать кем-то нужно вообще никем себя не считать «Сам ум подобен сторожащему меня зверю и мой он лишь в том смысле, что приставлен ко мне сторожем» (из книги «Снафф»). Т.е. наш ум сторожит нас постоянно, бережет ум от изменений, но замечаете вы это лишь, когда восприятие меняется, останавливается.

Интересно, что для трупа – вы такой же зверь и перебегаете дорогу ему. Например, в «Шлеме ужаса» Пелевин уже сделал из темы в «Жизни насекомых» загадку. Только наоборот: люди в чате – это личность человека, а Минотавр, которого они боятся и хотят убить, думая, что убить их хочет он, есть сущность. Примерно как борьба одного из мотыльков с мертвяком. Возможно, карлики – это прошлое и будущее, а он – настоящее, здесь и сейчас (только миг между прошлым и будущим…). Люди с чата и были той маской, шлемом ужаса на голове у минотавра. Тесей – как блуждающее внимание, та строка чата, которая пишется сейчас, (гурджиевская тема с непостоянностью человека так же описанная в романе «t» и «Смотрителе»).

Почему становиться трупом опасно для человека? Дело в том, что получение удовольствия от жизни, т.е. счастье, зависит напрямую от того, насколько вы «живы». «Живой» человек имеет другое восприятие и для получения удовольствия ему много не нужно, он кайфует от простых и доступных вещей в отличие от затратного удовольствия на понтах. У Пелевина часто упоминается Бродский, его стихи, потому что их философия схожа. У Бродского много произведений связаны со смертью, смертью души. В частности, стих «Мотылек», который Пелевин скрыл от нас, потому что так было бы совсем явно, в точности описывает идею книги «Жизнь насекомых», а если точно, центральную линию, историю двух мотыльков Димы и Мити, все остальные персонажи – летят даже не на луну, на фонари, ложные светила. И главная цель практически во всех произведениях Пелевина – спасти мотылька, спасти душу. Т.е. не «умирать», не дать личности править, поэтому не дать уму думать совсем, хоть на минутку является уже большой победой. Как в рассказе про тень, когда местный полицейский спрашивал у героя в конце: «Ну что, будем думать, or else?».

И все мытарства большинства героев, почему все так происходит, имеют один источник: человек «умер» и не может осознать причину изменения. Вот так же в фильме «Бердман» главный герой хочет сыграть так, чтобы понравилось зрителям и мучается между желанием сыграть для этого как в прошлых сериях, или по-другому, а как это по-другому сам не знает. Так, один из героев в разговоре с молодой девушкой сказал, что хочет вырвать у нее глаза и вставить себе, т.е. он хотел вернуть свое детское восприятие. Все люди действительно считают, что они настоящие, когда кого-то играют, в то время когда бывают собой — становятся импотентами. И став импотентами не знают, как играть, чтобы понравиться зрителям. Потому и любовь проходит, что любишь ты одного человека, а он хочет тебе понравиться и играет другого и этот другой уже не тот, которого она полюбила. Может, потому и зрителю не нравишься, что играешь все время того, кто хочет понравиться. Актер в итоге забил не только на ту свою часть, которая хочет нравиться, на Бердмана, но и на всех. Метафорическая смерть в виде отстрелянного клюва была для актера уже не игрой. И не важно, что внешне это как раз и понравилось зрителю больше всего, важно, что для себя он стал тем, кем был до Бердмана. А новый Бердман, с запилом под Хавьера Бардема, после всего ему уже не нужен тем более. И тут уже нет разницы, полетел он, или упал, со стороны смотрящего зрителя, разница есть в том, что начинаешь чувствовать, когда убиваешь в себе Бердмана.

Теория ротожопия, вау-импульсы, гламур и дискурс. Механизм потери души, ее умерщвления личностью очень много описывается у Пелевина и конкретно в «Поколении П». Человек «присаживается» на ротожопие через гламур, рекламу. Глядя на красивую жизнь, он начинает страдать, испытывает оральный вау-импульс, как бы метафорически отсасывает у того, кому завидует. Чтобы остановить страдания он покупает понтовый товар. Дальше он представляет себе зрителя (в книгах Пелевина проходит как пидарас), который испытывает оральный вау-импульс по отношению к нему, он начинает испытывать удовольствие от этого и у человека включается анальный вау-импульс – понты. На примере это выглядит так: вы покупаете велосипед и когда по дороге встречаете знакомого на крутой тачке типа БМВ Х5 вы начинаете ему завидовать, стремаетесь своего велика, страдаете, а у друга на Х5 появляется удовольствие от ваших страданий. В результате всего образуется вытесняющий вау-импульс, который лишает человека возможности получения удовольствия в принципе, и он начинает кайфовать только от понтов. Т.е. гламуром мы присаживаемся на ротожопие и перестаем быть счастливыми, тратим больше денег на ненужные вещи ради понтов. А потом и вовсе перестаем получать от купленных вещей удовольствие. Со стороны это похоже на человека, который кайфует от своих мыслей о себе, метафорически засаживая себе-пидарасу и получая от этого удовольствие, типа гермафродита. В «Эмпайр-V» есть еще тема про то, как насаженные ротожопки на нитях богини Иштар движутся ввысь, а вампир как пакмен, двигаясь по этим нитям, как бы собирает их энергию, питаясь ею. Поэтому все выебываются, даже те, кто не выебываются – выебываются тем, что не выебываются. Основное выебывание происходит, конечно же через беседы, когда доказывают, что их источник информации лучше, а ваш – отсасывает и причмокивает. Это как с музыкой в маршрутке, человек, включающий ее, даже сам особо не слушает, а хочет, чтобы другие ценили его музыку (более крутой источник информации, искусства, новостей). А ребенок на велике кайфует просто от езды на нем, от скорости и пр. Конечно, если раньше вы не купите ему смартфон, где гламуром покажут другое, чтобы пораньше «убить».

Без понимания всех этих метафор, например, «Колдун Игнат и люди» с первого прочтения сразу покажется бредом сумасшедшего… А на самом деле: поп с мужиками были трупами, хотели «убить» Игната. Его и считали колдуном трупы-люди, потому что его восприятие представляют угрозу их восприятию, т.е. существованию личности. Убить хотели дискурсом (читали ему про смерть), а в конце, после неудавшейся попытки, добавили «- Так-то разве убьешь, — сказал кто-то из мужиков, сморкаясь в рукав. — Икону надоть». Т.е. дискурс баз гламура - не работает. А сам Игнат считает, что мужики убили мир, спрятали его от всех, т.е. для него они – настоящие колдуны (мир давно убит собственными колдунами). Получается у каждого человека свой «колдун», навоз, который не дает видеть мир таким, какой он есть. Естественно, все происходит в рамках одного сознания.

Пидарас. Пелевина часто обвиняют в любви к пидарасам, и даже что он сам – пидар. Помнится, даже стишок был «Заебало не по-детски как порой бывало…». Конечно, речь идет не о пидарасе в прямом смысле слова, хотя часто на них идет прямое указание. Это метафора (как ослик 7 центов в «Числах», пидарас в «Снаффе» и пр.). Везде, где у Пелевина появляется пидарас – как правило, речь идет о той части человека, представляющий зрителя, который у него метафорически отсасывает, испытывая зависть и восхищение. Как Чонишвили неудачно/удачно озвучивал тот отрывок про пидарасов ебущихся в голове: «…и потому не слышим ни ветра, ни моря, ни шороха листьев, ни пения птиц...» Т.е. речь идет о ротожопии, и о мыслях вообще (…когда у них ломается музыка – спеши услышать тишину…), о потере детского восприятия, подсаживании на понты и неспособностью воспринимать «чисто», т.е. неспособностью получать удовольствие от «беспонтовых» вещей. Получается присаживание на ротожопу является высшей точкой смерти, взращивания в себе трупа-навозного шара. Т.е. писать стишки некому зрителю, как это делал мотылек Марку Аврелию, отрупляет вас. Так, Рама с этим Марком Аврелием и встретился.

Всадник. Ум похож на взбесившуюся лошадь, которая закусив поводья, несется, думая, что она – ум, что она – это вы. Т.е. вы думаете что вы – ум. Но на самом деле лошадь – это личность, труп. Об этом хорошо написано в книге «Чапаев и Пустота», в части, когда Петру объясняют настоящий смысл песни «Ой да не вечер». И  основной вопрос Петра был именно в этом: где ты находишься? – Нигде, Кто ты? – Никто. Только так, потому что если иначе – сразу начнешь себя кем-то считать, наденешь маску, приобретешь форму. Если заменить одно слово в цитате Чингисхана с той же книги «…где Я в этом потоке?» на «…где ЙА в этом потоке?» становится понятно, что за Йа мы принимаем себя, но на самом деле Йа – это не мы, а личность, труп. Т.е. лошадь – это память, ум, труп, форма. А всадник – тот, который прется от вечного кайфа, воск, пустота. И вам решать, кем быть – формой, или содержанием. У Пелевина эта пара – лошадь (личность) и всадник (пустота) встречаются везде, но разными метафорами: ум «а» и ум «б»; минотавр и коллективный Тесей; человек и труп; насекомое и навозный шар; лиса А-Хули и волк Саша; Дамилола и Кая; Пустота и Петр; Маруха Чо и Жанна, и т.д. А может быть вообще, эта пара так же ошибочна, и всадник – это не пустота, а прется от всего некий третий, который все это читает, примерно, как Бог может в это время читать, создавая ваш мир.

Точно такая же драма была и в фильме «Человек-швейцарский нож». Там и труп и его хозяин одновременно считали, что именно он является личностью, умом. Хозяин пользовался трупом, как мог, он считал себя всадником, а трупа  - лошадью. Труп считал, что воспоминания хозяина являются его собственными и думал что он тоже - не лошадь. Хозяин тут был и сам виноват, это он первый начал, внушил трупу, что тот – всадник. В конце оказалось, что лошадью на самом деле был всадник, он на себе постоянно таскал труп, который был неким наблюдателем и никак не лошадью. Хозяин даже это в итоге признал, что телефон на самом деле не его, воспоминания – не его, что он взял имя трупа и наоборот. Всадник – не ум и лошадь (ум) может только осознать, что она – не всадник. Труп «ожил», т.е. понял, что он всадник, а лошадь, выкусив поводья не стала ему в этом мешать.

Еще у Бродского есть такой стих «Ты поскачешь во мраке, по бескрайним холодным холмам» (в исполнении Елены Фроловой звучит немного легче авторского исполнения). Постоянно звучит один и тот же вопрос: Кто там скачет в холмах? Почему луна его освещает и этот скачущий замечает только ее? Почему их много и они скачут от домов к лесу? Что они видят в отражении воды? Почему ставится под сомнение существование Бога на иконах и в противовес ставится несомненность существования всадника? Почему этим всадникам не видать, как приходит весна, а вместо нее – какая-то боль? На все эти вопросы может быть только такой ответ: всадник – это ты и есть. Лес, как аллегория подсознания, именно там находится все самое интересное, и если дом-сознание может быть прекрасным, с игрой на фортепиано, то узнать какой ты на самом деле можно, посмотрев на себя именно в подсознании. И это даже будет посильнее икон. Вода за платиной, фонари – все это мысли и ложные светила, которые  «присаживают» на луну, и потом уже никакого детского кайфа не бывает, не бывает весны, а одна боль. Как говорила женщина с поленом в «Твин Пиксе»: «Чтобы Боба нигде не было, нужно чтобы вы были везде». Т.е. за подсознанием нужно так же следить, чистить его, чтобы не было красивых пейзажей лесопилки с красивым отелем и водопадом, а ниже по течению – всякая хрень…

Солнце, луна и зеркало Тарковского. Солнце и луна – это метафоры для облегчения понимания работы ума и восприятия. Похоже на правое и левое полушарие. Как все знают, правое отвечает за восприятие, левое – описание того что видишь (хотя особо не важно, если меняешь местами, главное – они разные). Восприятие ребенка, т.е. не обремененного личностью, навозом, отличается от взрослого тем, что у него пока нет памяти, он познает все правым полушарием, не ностальгирует или мечтает, а находится здесь и сейчас. Получает кайф от всего, даже от трещинки на асфальте (как герой Марлона Ваймса в фильме «Реквием по мечте» под кайфом открывал-закрывал шкафчик). Его восприятие похоже на созерцание солнца, он видит вещи без рефлексии, ассоциаций, погружений в мысли, как будто бы смотрит на солнце напрямую, видит его лучи и их источник. Восприятие взрослого отличается тем, что у него есть память, смотря на вещи, он видит больше не объекты, а их описание, погружается в воспоминания, мечты, мысли. Это похоже на созерцание луны, т.е. вы видите не свет луны, а отраженные от луны лучи солнца, ложное светило. Т.е. лететь на луну – лететь к ложному светилу. Лететь на фонарь – стремиться еще к более ложному. Воспринимать больше левым полушарием, чем правым. Как в «Жизни насекомых» Дима выходил из дому и видел под фонарями то супружескую пару играющих «в слепую», то алкашей, и лететь на эти фонари ему совсем не хотелось. В итоге и солнце оказалось таким же ложным светилом, потому что если луна отражает свет солнца, то свет чего отражает солнце? Мотылек становится светлячком, поняв, что солнце отражает его собственный свет. Именно поэтому пьяный Чапаев трижды выстрелил вверх, а затем немного подумал и так же выстрелил в землю, именно поэтому сила ночи сила дня - одинакова хуйня. Зеркало - это как отражение на вашем коконе, если оно грязное, забито бесполезными мыслями, то вы не видите вещи такими, какие они есть, и не видите, прежде всего, себя, таким, какой вы на самом деле. Так же огонь – символ солнца, переживаний, а луна – символ воды, мыслей (общая теория Луны из Омон Ра). Эти стихии и их метафоры всегда есть у Пелевина, всегда что-то означают и каким-то особым образом на что-то указывают, а не просто украшают текст. В «графе t» в финале перед магическим действом на столе слева стояла свеча, справа – стакан воды, а между ними – бумага с текстом…

В своих фильмах Тарковский очень много показывал воды и огня, так, в «Зеркале» показано, как женщина без мужчины начинает захлебываться своими мыслями, их нужно кому-то сливать. Мужчины часто останавливают мысли водкой, а подруга Лиза очень грамотно «вылечила» мать героя, обозвав ее сумасшедшей, когда все нянькались, встретила воду огнем. Может поэтому вода в душе закончилась перед появлением костра, а Лиза с чувством выполненного долга, уходя, пританцовывала. Слишком много мыслей-воды не дают воспринимать реальность правильно, точно так же как и слишком много огня может пережечь человека. Может поэтому у военрука сердце било 60 ударов в минуту (смотрите на жилку), когда у нормального человека в такой же ситуации колотило бы все 200. Для матери огнем был уход мужа, ну а для мальчика с чистым зеркалом огонь есть не мысли о Боге в костре, а просто огонь, возможно именно то, чем он и является на самом деле. Мальчик, живя в неполной семье только с матерью, не получит образа мужчины которому он будет подражать, он будет фантазировать и погружаться в иллюзии. 

Так же эту двойственность, как инь и янь, работу ума на примере метафор очень ловко показал Том Стоппард в «Розенкранц и Гильденштерн мертвы». Там, неприятие Гамлетом факта замужества своей матери послужило его психическому расстройству и выдумкой всей этой истории с призраком и отравлением. Мать с остальными пытаются воззвать к его разуму, но чем дальше, тем больше Гамлет запутывается у себя в голове, доходит даже до смертоубийства одной из его личностей-масок (актёра), что оказалось безрезультатным. В итоге Гамлет похоже действительно сбегает с корабля (сходит с ума?), но уже не понарошку, как ранее, или может он действительно повзрослел… Так, или иначе, все это происходило у него в голове, а покойные Роз и Гильд были его умом, правым и левым полушариями, если точнее. Посмотрите в начале фильма, как Стоппард не стеснялся с подсказками, выпадала голова – head, head, head, head… (орел по-нашему). Как Гильд постоянно говорил, а туповатый Роз творил всякие безделушки. Не раскрыта роль Офелии в изменении личности (или сущности?) Гамлета.

Жертвоприношение

Жертва в фильме «Зеркало» Тарковского показана на примере его матери. Главный герой умирает от чувства вины, которая так же пришла и к сыну Игнату, он так и не смог ее прогнать, он знает, что виноват своим существованием перед матерью. Без него ее жизнь могла измениться, когда давала шанс, знаки в виде ветра. Мать при этом всегда оглядывалась на детей, хотя, возможно, именно она могла жить с доктором в достатке (Солоницыну было приятно «упасть с интересной женщиной»). Очень мало матерей-одиночек отдают себе отчет в том, что мальчика нельзя сюсюкать и ограждать от реальности, не пускать в армию, эгоистично подменяя отсутствующую любовь мужа — любовью сына. Когда мать зарубила петуха, она поняла, что ее жизнь такая, какая есть, из-за любви к мужу (летала). Может поэтому она смеялась и плакала, когда муж многим раньше спрашивал, кого она хочет: мальчика или девочку? Все женщины любят своих детей, но при этом одна избрала любовь, а другая расчет (мужа не любят, а уважают, называя по имени-отчеству), одна даст своим детям все, а другая будет страдать от того, что не может обеспечить даже самым необходимым. Мать осознала точку отсчета, позади жертвенный крест (опора ВЛ) после которого она сразу же постарела, рядом дети, а жизнь без мужа стала как в том грязном колодце. Если бы герой понял, что ему нужно сделать то же самое, что сделала и его мать, принеся себя в жертву сыну, может, не мучился, и окружающих бы не мучил.

Жертва на примере фильма «Ностальгия» Тарковского. Переводчица спорит в церкви со служителем о предназначении женщины, хотя до этого пыталась молиться о рождении ребёнка. Янковскому постоянно снится дом и жена. А за границей красиво, но почему-то все как-то не так, без души, даже девочка как будто не ребёнок, а расчетливая маленькая… переводчица. Поэтому чары переводчицы не достигают Янковского, он занят другим, поисками ответов на свои вопросы. Как спасти семью от всего этого, можно ли спасти всех, а может, возможно, спасти только себя? В итоге каждый получает своё: переводчица мужика-бандита, какого хотела, только он почему-то её игнорирует; сумасшедший зажег свою свечку, пытаясь спасти всех; а Янковский — свою, спасая себя, умер и очутился там, где хотел — в красивом соборе с душой внутри.

Жертва на примере фильма «Вода жизни» Саймона Баре (в «Эмпайр-V» мы видим именно такую жертву Геры). Одина из самых недооцененных короткометражек. Длится около 15мин, но зато, сколько он успел уместить в эти минуты! Рано или поздно каждой девушке следует принимать одно решение: как жить? В нашем случае чтобы жить хорошо девушке на выбор дали три варианта. Если бы она выбрала детей, как сейчас модно (чайлд фри), то ей бы жилось легко и приятно, но в итоге природа взяла бы верх и девушка начала бы мучиться и пришла бы к саморазрушению. Здесь девушка выбрала, как она только потом узнала, «смерть» мужа. Это ей, естественно, не понравилось, и она решила пойти третьим путём, принесла себя в жертву (убив официанта), как некоторые делают. Именно поэтому все ей аплодировали стоя, она попала в клуб. Но как это произошло, не понятно, возможно она стала бизнес-леди, тираня подчинённых на работе, а домой возвращаясь к доброму мужу-водителю или мужу-охраннику. Так или иначе, чтобы попасть в клуб, нужно чем-то или кем-то пожертвовать. Благо сейчас равноправие и ощутить все прелести изменения личности и потери души можно всем. Но чаще все-таки девушки «убивают» именно мужей, в погоне за деньгами, делают из них чудовищ.

Жертва на примере фильма «Черный лебедь» самая бестолковая, ради понтов. Все так же показан процесс изменения восприятия с потерей души. Но вначале идёт незаметное взращивание в себе черного лебедя, мертвяка, или кому как интереснее. В какой то момент можно с ним даже вступить в половую связь, но дальше, в один прекрасный момент, это перебегает вам дорогу и тут уже кто кого… Только часто не понятно, нужно победить его, или поддаться, или вообще не вступать в бой, чтобы остаться при своём. Кульминация с разбитием зеркала является метафорой итога этого процесса. Печально, что все думают, будто их это не касается, что это всего лишь красивый фильм с непонятной концовкой. А в жизни все так же, только растянуто во времени, без музыки, с плохими декорациями, некрасивыми актерами, но с таким же итогом.

Жертва по Пелевину другая, она похожа на жертву Бога. Такая же, как была у Одина, когда он выколол себе глаз (символ кастрации своего восприятия), и проткнул себя копьем на дереве. Такая же, как и у Иисуса, принести себя в жертву самому себе. Она - сеппуку «Гостя на празднике Бон». Жертвуют собой ради чего-то хорошего, ради детей, точно так же как жертвуют кем-то ради этих же целей. С другой стороны, убивая кого-то, приносят в жертву не только этого человека, но и себя, так как после этого никогда не будут прежними, восприятие никогда не будет таким, каким было до этого. А принося в жертву себя – приносишь в жертву частицу Бога, ну или просто шапку с буйной головы…

Роль женщины в «смерти» мужчины. Кто смотрел «Таинственная река» Клинта Иствуда может не отметить во всем фильме одну единственную вещь, которая не укладывается в логику всего фильма, это его концовка. Но на самом деле только концовка все объясняет, иначе женский прагматизм, красной линией проходящий через весь фильм, остался бы не замеченным. Не тот прагматизм, который заботится о полном холодильнике, а тот, которого не хватило жене Бойла. Прагматизм, который заботится о будущем семьи, когда мужья сходят с ума, прагматизм, который исправляет косяки, забалтывают вину. Прагматизм, который одного может лишить комплексов, а из другого сделать короля, или начальника (методы всегда одни и те же). И наконец, прагматизм, который плюёт на дружбу, принципы и даже мораль. В общем, нужно смотреть не на мужей, а именно на их жён. Ведь именно они всегда, если не ответственны, то имеют самое большое влияние на душевное состояние своих мужчин. Не зря в конце показали детей, именно ради них все. Ну а если не нравится концовка, то всегда можно насладиться оскароносной игрой Пенна, прекрасной игрой Роббинса, обычной игрой Бэйкона и другой красивой оберткой. У девушек изначально восприятие, в отличие от мужчин, приходится на другую, левую половинку, и они инстинктивно пытаются поломать мужчину, сделать его восприятие таким же.
Так, в ключевой главе 34 «Чисел», Пелевин полностью показывает работу ума и как в эту схему вмешивается женщина. Такой прием, когда он описывает некую теорию, а затем как бы интегрирует ее в действие, где эта теория имеет продолжение, либо более детально показывается. Т.е. он пользуется схемой гламура и дискурса, только наоборот. Сначала идет текст, в который нужно вникнуть, а потом описание действия или картинки, которую нужно представить и интерпретировать уже все вместе. Когда главный герой вместе с нами уже почти понял, как это все работает, перед ним предстает обиженная девушка, начинает его игнорировать и уводит этим в «черную дыру», где он забывает что хотел до этого, получая просто секс. Ну и мы, как читатели, можем все забыть и обращать внимание только на «жаркие стоны на соседней кровати». Точно так же нужно смотреть эти ключи-маркеры и у Тарковского. После чего, или перед чем течет вода и горит огонь. Бывает, даже, приходится полностью перечитывать книги и пересматривать фильм, чтобы разобраться, что же это было…

PS: Берегите себя и своих детей.

 

Перейти вверх этой страницы