ПЕЛЕВИН
ТЕКСТЫ
КУПИТЬ
СТАТЬИ
ИНТЕРВЬЮ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
ФОТОГРАФИИ
СООБЩЕСТВО
ОБЩЕНИЕ (ЧАТ)
ФОРУМ
СУШИ-БАР
ЛИКИ НИКОВ
ГАЛЕРЕЯ
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
О ПРОЕКТЕ
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
РЕКЛАМА НА САЙТЕ
КОНТАКТЫ
ПРОЕКТЫ
Скачать Аудиокниги
Виктор Олегыч (tm): ни слова о любви
текфйозй
Хостинг осуществляет компания Зенон Н.С.П.
Статьи
» Посмотреть результаты

Ася Крамер
I LOVE PELEVIN!

I LOVE PELEVIN!

Зелёные фемины

Книга Виктора Пелевина «Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами» вышла в сентябре 2016 года, и написана тоже в этом году. Наше литературоведение помнит только один случай такой беспредельной оперативности поистине фельетонного типа – роман Ильфа и Петрова "12 стульев". Он (якобы?) был написан меньше, чем за 3 месяца и содержал десятки узнаваемых штрихов окружающей жизни, внесённых в «12 стульев» по принципу «утром в газете, вечером – в куплете».
В своём романе (иногда он его называет повесть – и это тоже часть сюжета) Пелевин наше сегодняшнее бытие не в бэкграунд определил, а на авансцену. Он его препарирует, анализирует, разглядывает под микроскопом – и …смеётся. Иногда ржёт. Но чаще хихикает. Так смеются циники. А он - циник. Я их узнаю безошибочно.
Вот с позиций такого циника, умного и принципиально беспринципного, `этакого современного Остапа Бендера, написан роман. И сам этот цинизм, как явление эпохи постмодернизма, становится героем романа. Книга мне показалась ужасно смешной. Автору как бы "по барабану" и "те", "и эти". Он видит только смешные ситуации и, описывая их очень серьёзно, наслаждается ими.
Но, как оказалось российская критика, а также кондовые отзывы, которыми кишит интернет, смешного не увидели. Рецензенты на полном серьёзе пишут: «сюжет книги сфокусирован на зарождении конфликта между правителями России и представителями международного масонства. Пелевин попытался рассказать читателям об истоках их вражды, благодаря чему они смогут адекватно оценить нынешнюю реальность». Я предыдущих книг Пелевина не читала, может быть он заслужил реноме, которое позволяет его числить по определённому рангу. Но настоящее махровое смешное отличу за версту! Как хороший юморист, Пелевин говорит с серьёзным лицом – и нечаянно ввёл московско-питерских литературоведов в большой конфуз.
Главный персонаж Кримпай Сергеевич (всю жизнь бабушка ему говорила, что его имя взято родителями из индийского эпоса, потом оказалось, что папаша посмеялся и назвал его, пардон, порнографическим термином!) – талантливый и умный публицист (наверное, 4 группа крови – богема, журналисты и всяческие идеологи!). И оказывается, что мыслей у него столько, что одной точки зрения для них мало. Собственно, и двух мало. Он способен убедительно доказывать с пяток противоположных версий. Сначала он писал только с позиций современного прогрессиста – потому что прогресс и либерализм отвечали его внутреннему настрою. Потом взял себе псевдоним и так же красиво и глубоко стал вещать с точки зрения «ваты» и стал настоящим рупором «ватного» направления. (Он пытается заменить термин «вата» на другой, но ничего лучшего не находит). По сути, под двумя именами он возглавил движение в обе стороны! Но есть ещё страшная в своём сатанинстве «антинаука» с уклоном в мистику, а также движение сексуальной праведности бородачей - «ламберсексуализм!» Во всех этих направлениях наш герой - дока. Автор – философ. И пишет о философах и для философов ( с трудом с помощью spelling option выкрутилась из всех этих с-ф-в-х в разных падежах!) И вот как он это делает:
“Как философ он, конечно, все время лгал. Не в том смысле, что говорил неправду – что есть истина? – а в том, что умно и расчётливо перемещался по полю смыслов, наступая только на те слова, где уже были чужие надёжные следы – и именно это было в его философии главным.”
Не хочу звучат пафосно, но это – гениальное определение. Как бы между делом сформулирована основная черта современной, если можно так выразиться, публицистики: нужно выяснить наиболее продаваемый результат и изо всех сил, как полуутопленник - в спасительную высь, стремиться к нему. И тут уже талант и «аналитические способности» каждого проявляются в полной мере. Нет двух одинаковых писателей! Но есть только два одинаковых результата!
Когда вещь кажется удавшейся? Когда она подтверждает все тайные подозрения и предположения читателя. Вот именно это и происходит! Разве не заставляет вздрогнуть неожиданным совпадением с вашими наблюдениями следующий кусочек: “Главное отличие ваты от цивилизации в том, что вата по своей природе реактивна. Она не создаёт повестку дня, ошарашивающую всех неожиданностью, острым запахом и непонятно откуда взявшимся финансированием, а послушно отрабатывает ту, что бросили ей в почтовый ящик «силы прогресса» – и при этом надеется победить в культурной войне, на которую её вызвали этой самой повесткой. Ну-ну, Бог в помощь.”
Заменив слово "вата" ну хотя бы на "консерватизм" - мы с вами надолго задумаемся.
Разве кто-то не недоумевал, почему нас всех на всех континентах так усиленно дразнят разрушением всех традиций? Почему политкорректность обрушилась своим слоноподобным телом на самое нежное – на слова, на формулировки, определения и характеристики, видя в них последний оплот устоев? Что такое феминизм? От кого это всё идёт? Пелевин остроумно и убедительно (да-с, убедительно!!) доказывает: от алиенов, маленьких зелёных человечков, вернее, дам! Оказывается, всех мужских особей, как мерзких сперматозавров, их сообщество давно перебило (это были знаменитые Сутки Славы!), а теперь изумрудно-салатовые женские особи внедряют свои порядки на подведомственной Земле. Размножаются они пробирочным способом – ну и всё! А на что ещё эти трутни нужны?!
Да, и забыла сказать. Один из главных героев видит их во время запоя. То, что раньше называли «допиться до чёртиков», оказывается, должно звучать «допился до инопланетян» – потому именно они, зелёные пришельцы, отчётливо видятся затуманенному (или просветлённому) запойному пьянице!
Прежде чем пройтись по главам романа, скажу, что роман перекрёстный, как сама планета Нибиру, что означает планета пересечения!
Он пересекается по горизонтали – двумя геополитическими векторами. И пересекается по вертикали «прошлое – будущее», иногда минуя настоящее. В настоящем – только морок! И что интересно, из прошлого в будущее движутся всё те же исторические ипостаси, только там, в позапрошлом веке, они – «городовые» и «нигилисты»!
Ясно же, что без инопланетного вмешательства и их умелого ноу-хау – прямого внедрения в сознание - мы бы не сходили с ума так быстро и так бесповоротно, уверяет автор. Глядя на окружающую жизнь, не можешь ему не верить!
Только что вернулась с просмотра новостей. Хриплоголосый Кавуто на Fox News пригласил несколько «говорящих голов», которые с цифрами и диаграммами в руках доказывали: после неудачного ралли индекс упал, а после удачных дебатов - поднялся! Но Пелевин знает – все решает Картель, управляемый Зелёными Дамами. А кто будет президентом – неважно. Потому что в первый же день в Овальный кабинет приходят зелёные алиенши с кошачьими глазами на треугольных физиономиях, привязывает президента жёлтыми верёвками и задают ему вселенскую порку. И все президенты, независимо от предвыборных обещаний, становятся одинаковыми.

Корректировка прошлого

А вдруг?! Вдруг Пелевин – это наш Жюль Верн, который под маской своих увлекательных сюжетов предсказал технологические и прочие прорывы будущего?
И об этом есть у Пелевина. Собственно, эта часть сюжета и убедила меня в его неординарности. Окончательно убедила.
…В прошлое, а точнее в 19 век, прибыла группа. В её составе всесильный и всезнающий генерал КГБ- ФСБ Капустин, технарь Карманников и преданный дзержинец Пугачёв.
Именно в 2016 году Россия и её руководство ощутили невыносимую оплеуху по своей гордости. Все, за что ни возьмись, изобретено в заморских странах! Как тут прикажете подниматься с колен! Как подправить прохудившийся зонтик экзистенциальной защиты? Но нет таких крепостей…Да и технология уже продвинулась. И генерал предлагает отправиться в прошлое и там изобрести силами русского умельца Маркиана Можайского первый самолёт. И тогда русские станут избранным народом. Ибо сказано: кто первым выйдет в космос – тот и избранный народ. Конечно, русские и так первыми вышли в космос – это все знают. Но тут американские хитрованы, как всегда, подсуетились и объявили, что первым, по-настоящему Первым, следует считать полет братьев Райт. Именно в ходе этого полёта человечество обрело крылья!
И тут начинается самая увлекательная часть сюжета, обильно сдобренная не то золотыми россыпями, не то солёными брызгами - чеканными фразами, на которых можно ставить высшую пробу 999 (впрочем, иногда цифры перевёрнуты).
“Но вот что пугает – над миром сгущаются тучи, и Россию, похоже, опять готовят к её обычной жертве…Полно, а не слишком ли долго мы работаем мальчиками для жертвоприношений у этих надменных господ? Стоит ли нашей боли выкупаемый ею мир? И если наши хмурые колонны все равно обречены маршировать в Вавилонскую печь, не взять ли нам с собой всех тех, кто так бойко ее разжигает – вместе с их песиками, поварами, яхтами и прочим инстаграмом? Впрочем, кто же нам разрешит – и кто нас спросит… Ведь не спрашивали ни разу и прежде. Спасибо Господу уж и за то, что в эти тревожные дни фейсбуку обещана наконец кнопка «dislike» – как долго взыскивало ее русское сердце!”
Вместе с автором мы лелеем надежду, что успокоившись на опции «dislike», Russians оставят свои мазохистические поползновения стать общепланетарной жертвой. Покойный Тенгиз Гудава , очень продвинутый шумероман, который ещё «немножко шил» – подрабатывал на радио «Свобода», писал, что в ходе космической битвы (читайте шумерские мифы!) Кингу (Луна) стала вселенским евреем, то есть назначена была – для умиротворения Галактики и борьбы с хаосом – на роль жертвы. А теперь Россия – по Пелевину – рвётся евреев с этого места сместить и самим испить из болотца и стать ягнёночком. Ради Бога, мы, как говорится, завсегда… Только чур, потом не жаловаться!
Во всем Пелевин неподражаем. Даже тогда, когда его герой с уникальным именем Кримпай сетует на нелёгкую судьбу гея - «да уж что хорошего!» Пелевин пишет, что часто вспоминал по этому поводу один диалог из дневников Ильи Ильфа. «Вы марксист?» – «Нет. Я эклектик». – «А по-вашему, эклектизм – это хорошо?» – «Да уж что хорошего». Записали: «Эклектик, но к эклектизму относится отрицательно».

Храмлаг

Глава «Храмлаг» повествует о российском масонстве, которое существовало в России с далёких времён и уже почти прикоснулось к Главной Тайне времён и народов, но тут грянула революция, гонения и в конечном итоге все, кто не успел уехать, отправились на Новую Землю. Там они неожиданно выжили, потому что нашли Горячее озеро и бьющие из земли гейзеры. Они построили несколько теплиц, но все равно цинга и голод косили их. Тем не менее, чего-то они добились, и когда к ним стали присылать уголовников, сумели их поразить полтергейстом и левитацией. Самых продвинутых и влиятельных урок инициировали в масонство – и именно из этого семени выросла та русская уголовная культура, которую мы наблюдаем сегодня.
Уголовники становились масонами, а масоны как-то быстро свою рафинированность теряли. Лагерь есть лагерь. Французское направление боролось с английским, и всем им противостояло главные масоны – из Ордена Тайного Закона. “Жестоко избитые «французы» были подвергнуты издевательствам и унижениям. Их загоняли под нижние нары в жилых бараках и всячески оскорбляли, называя сначала «шаромыжниками» (от «cher ami»), а потом «петухами» (традиционный галльский символ). А английскому направлению, известному своим стремлением к парламентаризму, доставалось ещё больше: отхожую бочку стали называть «парашей» именно по названию этой ложи – «Par (lamentary) Russia». Ну а те, что из Ордена Тайного Закона – естественно, стали законниками или ворами в Законе.
Выражение «держать уровень» означает строго соответствовать моральным и нравственным требованиям своей степени и градуса; «в уровень с кем-то» – значит иметь тот же или более высокий градус. «Понятия» – то же самое, что «вехи» или «ландмарки». Это слово в подобном значении (как торжественное существительное от глагола «понять») впервые употребил в подобном контексте Иван Перфильевич Елагин (первый и главный русский масон) ещё в 1774 году.
Слово «посоны» («пацаны») – это искажённое за многие десятилетия слово «масоны?», то есть «масоны» с перевранным ударением. И (понятно без объяснений) - «братаны» и «брателлы» – это чуть опошленные эпохой масонские братья, те самые, о которых так часто пишет Пушкин:
…свобода
Вас примет радостно у входа,
И братья меч вам отдадут.

На сегодняшнем позднемасонском арго эти строки звучали бы так: «Откинешься с хаты – встретят братаны и дадут плётку…». И, наконец, уголовные татуировки – все эти «звезды», «черепа», «ножи и змеи» – это выродившаяся масонская тайнопись, до сих пор содержащая, возможно, отсвет Великой Тайны.
Подводя итог, Голгофский (еще один псевдоним нашего обобщённого Философа), напоминая об огромном значении и смысле жеста у масонов, гениально формулирует: «Блатные базары, колы и распальцовка есть карго-культ масонской криптомемевтики, криптосемиотики и криптосемантики».
Вот так! Я балдею!!

Штирлиц в тылу врага

Заключительная глава называется «Подвиг Капустина». Жанр – «оперативный этюд». То есть – детектив. Подвиг разведчика. Штирлиц в стане врага. В этой главе есть главное достоинство литературы как таковой (простите, Фёдор Михайлович!) Она – ужасно смешная! Но не в лоб смешная, а - надо подумать.
Генерал-чекист перед сближением с масонским эгрегором (нырком к самым главным масонам планеты) набирается знаний, которые могут понадобиться.
Вокруг него есть такие умные мальчики, которые всё знают. Они из враждебного лагеря – либералы, геи, но Капустин к ним по-отечески добр, только время от времени наставляет, как писать романы и вообще - как жить, чтобы не в грехе.
Один из персонажей – специалист по Америке. Он насыщает Капустина полезной информацией. (А что же им – уходить в несознанку?! Тем более – помним! – им равно подвластны противоположные версии!)
- Вокруг сплошной Диснейленд, а человек чувствует себя как в тридцать седьмом году в парке Горького. Одно неосторожное слово, и прощай моргидж. Внешний мир начинает казаться враждебным и опасным, возникает чувство отверженности и одиночества – и чем больше запретных слов и обходных контуров в речевой зоне, тем глубже отчуждение и недоверие к окружающим. Конечный результат – депрессия, раздвоенность, шизофрения, биполярный психоз. Выплески неконтролируемой агрессии, в том числе стрельба по незнакомым людям.
– Ага, – задумчиво сказал Капустин. – Значит, массовые убийства вызваны разгулом политкорректности?
– Ну не совсем. Так нельзя вопрос ставить. Не только. Говоря метафорически, все это по большому счету обратная сторона американской улыбки. Побочный эффект.
– Объясни.
– Американская улыбка возникает при команде мышцам лица от префронтальной коры, то есть она по генезису рациональная. Но изображает эмоцию – и создаёт обратную связь по эмоции, которой на самом деле нет. Это и ведёт к появлению раздвоенности. А уж вместе с политкорректностью возникает серьёзная нагрузка на психику. Только представьте – у человека постоянно под ложечкой сосёт, антидепрессанты много лет не помогают. А ты – улыбайся.
- А наша русская улыбка?
– Исключительно от лимбической системы, товарищ генерал. Там, где эмоции. Даже мышцы разные работают.
– В пропаганде можем использовать?
– Да вряд ли. Кто у нас сейчас улыбается-то.
– Это верно, – вздохнул Капустин. – Американцы эти вопросы поднимают, насчет мозга и политкорректности? Исследуют?
– Так точно. ЦРУ занимается, бюджет около сорока миллионов. Пытаются понять, откуда эта напасть на них свалилась. Работают на трёх томографах, на базе Стэнфорда, где у них зомби-лаборатория. Думаете, откуда мы такие детали знаем? Но тема секретная, в открытой печати сведений нет.
– Сильно от них отстаём?
– Совсем немного, товарищ генерал. Лет на пять-десять. Но уверенно нагоняем. Вот мат уже запретили…»


И такими перлами всё пересыпано!

Вот чекист, который тоже хочет на ответственное задание – в стан врага. Он готовится - медитирует на портрет Дзержинского. У него уже горячее сердце – мокрая майка высыхает на груди буквально за минуту, холодная голова (кусочек льда на макушке не тает черт-те сколько), но вот руки… Руки пока не очищаются.
Генерал Федор Капустин, как настоящий чекист, ведёт двойную игру. Перед масонами он запускает дурочку:
– ...объясните, брат Теодор, чего вы там выделываете? Чего вытворяете?…Ну зачем, зачем вы противопоставляете себя прогрессивному человечеству, Фёдор Михайлович? Куда, по-вашему, ведёт эта дорога? И есть ли у вас силы по ней идти?
– Мы вовсе не противопоставляем, – сказал Капустин. – Мы хотим найти своё место. Мы понимаем ваш бизнес и уважаем его, слов нет… Любуемся просто. Величие, что тут скажешь… Но мы хотели бы иметь рядышком свой. Пусть и поменьше… - От избытка чувств он приложил руку к груди.
– Вот от чистого сердца говорю, мы правда хотим быть партнёрами… Даже союзниками. Почему мы не можем быть союзниками?
– Ага, – сказал Месяц. – Союзниками. Это прекрасно. А зачем?
– Чтобы вместе решать стоящие перед человечеством проблемы.
– Чудесно. Но чтобы вместе решать стоящие перед человечеством проблемы, надо для начала правильно их понимать. Вы уверены, что вы их понимаете? В чем они, по-вашему, заключаются?
– Терроризм? – спросил Капустин. – Исламское государство?
Месяц только вздохнул.
– Распространение ядерного оружия? Глобальное потепление? – пытается угадать Капустин.
Но Луноликий Масон объясняет:
" - …Мы запускаем новый раунд количественного смягчения в виде расходов на холодную войну. Проще говоря, вы, ребята, даёте нам легитимный повод опять включить печатный станок. Просто подарок с неба. Так что бейтесь головой о стену и дальше, но уже с отчётливым пониманием, что служите цивилизации. Только согласовывайте по спецканалам. А так все верно. Пугайте человечество, сидите в трежерис – и поебывайте своих балерин. Вот это и будет ваш бизнес рядом с нашим. И одновременно место в современном мироустройстве.”
Обалденная пародийная картинка в три уровня! Вот так «средний российский идеолог» представляет «среднего американского закулисного «масона», который, в свою очередь, демонстрирует своё понимание мироустройства.
А Пелевину все неймется. Всю эту главу можно читать со сцены - и зал будет хохотать. Только пусть стает Филиппенко.
Напоследок простой пролетарски батлер говорит, заметно волнуясь: «И я хочу сказать, что буква «Цади», проходя через «Цади софит», разворачивается вовсе не в «Вау». Она разворачивается в прямую «Нун», что означает верного человека. И никакого брачного полога там нет.
– Вот как, – сказал Капустин. – Это меняет всю картину.
– Да. Поэтому передайте в Москве, что простые английские масоны не согласны со многими шагами нашего центрального руководства…
– Спасибо, – ответил Капустин растроганно. – Вы не представляете, насколько мне важно это слышать.
Да, мацаны, сбылось реченное: не только Белинского и Гоголя с базара понесли, но и на литературный базар Пелевин притащил из кухонь и living-rooms те самые фрагменты обсуждений, в пароксизмах которых бьются рюмки и дефрэндаются друзья и родственники. У него несколько версий – и у нас несколько версий!!
Но вот Капустин дома. Вернулся, как говорится, с холода. Всё, можно немного расслабиться – печёную там картошечку с дымком, то да сё. Впрочем, на relax нет времени. Он взял трубку.
– Ромашка на связи… Да… Здравия желаю, товарищ Нарцисс. Так точно, контакт был. Только что. Вышел на самых главных. Действуют под прикрытием МИ-6 и ЦРУ. Ещё общался с недовольными элементами из МИ-5. Но это меня, возможно, в двойную разработку приняли…
Трубка тихо что-то прожурчала. - Да, компьютер склевали, – ответил Капустин. – Сто процентов… Нет, не подозревают. Они думают, я у них на крючке по золоту. Думают, я это, компромата ихнего боюсь…
И засмеялся мефистофелевским смехом…

Насыщенное, нескучное, замечательное чтение! Давно ничего такого не читала. Оказывается, I love Pelevin!
Перейти вверх этой страницы